Изначально поэзия на новоперсидском языке возникла и развивалась в придворной среде — поэт посвящал сочиненные им стихи правителю или другому высокопоставленному меценату.

Уже в государстве Газневидов (X–XII вв.) придворная поэзия обрела «официальный» статус: стихотворцы были объединены в организацию, названную «диван» (по типу «дивана переписки», ведавшего официальной корреспонденцией, или «податного дивана», занимавшегося налогами).

Само поэтическое «ведомство» представляло собой организацию, напоминавшую ремесленную гильдию. Во главе ее стоял «царь поэтов» (mālek aš-šoʻarā’): он отвечал за отбор стихов, достойных правителя, давал рекомендации к поставляемой ко двору литературной продукции и обучал новоприбывших «сотрудников» ведомства. Первым главой поэтического цеха при Газневидах стал поэт ʻУнсури.

В XI веке на поэтическую арену выходят представители различных течений в исламе (в первую очередь — суфизма и исмаилизма), которые, так или иначе, противопоставляют свое творчество представителям придворной поэзии. Так складывается литература вне покровительства двора (Баба Кухи Ширази, ʻАбдаллах Ансари, Насир Хусрав).

Насир Хусрав / wikiwand.com

Естественно, между представителями этих двух ветвей литературы возникают противоречия: если раньше любые разногласия находились в рамках конкуренции двух придворных панегиристов, то теперь представители «профессионального» поэтического крыла подвергаются жесткой критике со стороны «независимых» мастеров слова. Такая критика вызывала рефлексию придворных поэтов — многие из них оставляли доходное ремесло и публично отрекались от него.

Придворные поэты, находившиеся в состоянии жесткой конкуренции с коллегами по цеху, вынуждены были постоянно совершенствовать изысканность стиля и формы своих произведений, оставаясь при этом в рамках узкой тематики придворной поэзии.

Рукопись Маснави Руми / wikipedia.com

Такая ситуация приводит к проникновению в поэтический арсенал новых образов и мотивов. Придворная поэзия значительно обогащается за счет использования в ней суфийского символического языка.

Персидская литература претерпевает серьезные изменения в монгольский и послемонгольский период: окончательно снимается противоречие между придворной карьерой поэта и его мистическим мировосприятием. Суфийская эстетика сыграла важнейшую роль в формировании литературных вкусов эпохи, а суфийский символизм утверждается в литературе как элемент поэтического языка. Можно сказать, что в XIII веке большинство персоязычных авторов изъясняются на языке суфизма (Саʻди, Руми, Амир Хусрав Дихлави).

Руми / wikipedia.com