Родиной бумажных денег по праву признан Китай — самыми ранними государственными банкнотами считаются выпущенные в VII–VIII вв. при династии Тан. Причем введение купюр было связано с элементарным стремлением к удобству. В стране использовались знакомые многим круглые монеты с квадратным отверстием в центре, а роль кошелька играла обычная веревка, на которую эти самые монеты нанизывались.

Богатые купцы для своих расчетов должны были оперировать большими суммами денег и соответственно иметь довольно увесистые связки монет при себе. Так что первые «банкноты» формально являлись своего рода векселями — один купец оставлял монеты у доверенного лица, а своему партнеру вручал специальную бумагу с указанной на ней суммой, тот в свою очередь мог потребовать у доверенного лица предназначенный ему доход. Впоследствии бумажные деньги перестали быть расписками, которые были известны и до этого, и стали циркулировать параллельно с монетами.

Древние китайские монеты / wikipedia.org

В Иране бумажные деньги появились благодаря контактам с Китаем. Во время кризиса, разразившегося в период правления представителя монгольской династии Ильханидов Гейхату (1291–1295), государственная казна опустела (хронисты связывали это в частности с любовью правителя к преподнесению дорогих подарков). Придворный историк Вассаф также сетовал на ют — голодный для скота сезон, вызванный оледенением снега и негодностью многих зимних пастбищ в Хорасане и Ираке.

Визирь Садр ад-Дин по совету своего помощника предложил правителю оригинальное решение для наполнения казны золотом. По примеру великого хана Монголии Хубилая предполагалось ввести в государстве бумажные деньги (кит. ch’ao, перс. čāv). Одним из главных сторонников этого решения был эмир Болад, представитель Хубилая при дворе Гейхату, формально сохранявшего подчинение великому хану. Китайскому эмиссару, как пишет историк Рашид ад-дин, удалось довольно быстро объяснить всю выгодность этой меры: «Чоу — это бумага с царской печатью на ней, которая ходит по всему Китаю вместо чеканных дирхемов, а звонкая монета там балыш, и она достается высочайшей казне».

Одни из первых  печатных денег в Китае / wikipedia.org

Для обеспечения страны бумажными деньгами в Тебризе, бывшем тогда столицей, построили печатные дворы (перс. čāv-xāne). Сообщается также о распространении банкнот в Багдаде. Сами купюры были описаны Вассафом: на них располагались китайская печать, шахада («свидетельство», мусульманская ритуальная формула «Нет божества, кроме Бога и Мухаммад — его посланник») и титул Иринджин Дорджи, полученный Гейхату от тибетских лам (правитель официально исповедовал буддизм). По разным данным, были выпущены деньги нескольких номиналов — от четверти дирхема (или одного дирхема) до 10 динаров (1 динар составлял обычно 10 дирхемов).

Правительство не скупилось на радикальные меры для скорейшего распространения бумажных денег среди населения. Сразу же была введена смертная казнь за отказ от принятия банкнот. Для того, чтобы наполнить казну драгоценными металлами, запрещено было производство серебряных и золотых сосудов, а также дорогих одежд, при пошиве которых использовались эти металлы. Обмен бумажных денег на золото был разрешен только пользовавшимся особым расположением Ильханидов торговцам в Персидском заливе.

Монгольский хан Хубилай / wikipedia.org

Бумажные деньги были введены в Тебризе в сентябре или октябре 1294 года. Последствия были поистине катастрофическими. Рашид ад-дин пишет, что спустя неделю столица опустела, базары были закрыты, а люди прятались в садах, поскольку только там можно было найти провизию. По улицам бродили «бездельники и бродяги», которые, увидев на улице человека с едой, отнимали ее, а если тот сопротивлялся, с издевкой просили его продать добытое пропитание за «благословенные бумажные деньги» (čāv-e mobārak). Торговля велась в закоулках, где люди под страхом смерти продавали продукты за монету.

Подобное развитие событий заставило визиря отказаться от предложенных реформ и вернуть в оборот монеты. Последние партии бумажных денег, направленные в Мазендеран, были уничтожены Газаном, наследником Гейхату. Он же сжег и печатные станки, предназначенные для их изготовления. Забавно, что Газан, уже взойдя на престол, запомнился не столько полным избавлением от злополучных бумажных денег, сколько проведением чрезвычайно успешных финансовых реформ.