После того, как в 1829 году разъяренная толпа устроила резню в российском посольстве в Тегеране, в которой погибли почти все члены миссии, в том числе и чрезвычайный представитель императора (wazir-e moxtār) А.С. Грибоедов, правительство шаха Фатх-Али всерьез опасалось новой войны с Россией. Решено было отправить ко двору Николая I иранскую делегацию с официальными извинениями и ценными дарами. Первоначально планировалось, что посольство возглавит наследник престола Аббас-мирза, однако в итоге во главе примирительной миссии поехал его сын Хосров-мирза. В поездке его сопровождали другие высокопоставленные члены шахского двора: главнокомандующий персидскими войсками (amir-e neẓām), личный секретарь Аббас-мирзы, будущий министр Амир Кабир, придворный поэт Фазил-хан Гарруси (встречу с ним описывает А.С. Пушкин в «Путешествии в Арзрум»), советники и врачи.

Портрет А.С. Грибоедова кисти И. Крамского / источник фото: wikimedia.org

 

Из Тебриза в Москву

Делегация покинула Тебриз в апреле 1829 года и направилась в Тифлис, где должна была встретиться с командующим Отдельным Кавказским корпусом генералом И.Ф. Паскевичем. Хосров-мирза и Паскевич были уже знакомы — оба они присутствовали на подписании Туркманчайского мирного договора и представитель шахской семьи произвел на генерала очень хорошее впечатление. Путь от Тифлиса до Новгорода персидская миссия проделала в сопровождении генерала Ренненкампфа, однако без приключений не обошлось: на Военно-Грузинской дороге они были атакованы отрядом горцев, нападение которых остановили сопровождавшие казаки. Хосров-мирза по пути остановился в Пятигорске, где посетил минеральные источники, а в честь его приезда на вершине горы Машук был установлен монумент, на котором персидский посланник написал несколько строк из «Шах-наме». До наших дней памятник, к сожалению не дожил.

Приехав в Москву, представители посольства остановились в специально отведенной им усадьбе Разумовских на Яузе. Хосров-мирза удивил многих сопровождавших тем, что, не предупредив их, направился к матери Грибоедова, чтобы от имени Персии попросить прощения за смерть ее сына. Сопровождавшие его агенты III отделения сообщали, что «принц со слезами у нее просил за них прощения ее, чтоб она сказала ему, в чем он может ей быть полезен, жал ей долго руку и в это время слезы катились по лицу Его».

Хосров-мирза / источник фото: wikimedia.org

 

При дворе императора

По прибытии в столицу Российской империи делегация разместилась в Таврическом дворце. Более чем через неделю он был принят Николаем I в Зимнем дворце: там он поднес императору письмо с официальными извинениями, а также дары от имени шаха Фатх-Али. Среди этих подношений были ковры, редкие рукописи и украшения, а венцом «извинительных» даров Хосров-мирзы был алмаз «Шах», в свое время привезенный в Иран Надир-шахом из Индии после взятия Дели, в наше время хранящийся в Алмазном фонде. После принесения ответных даров российский император сообщил, что навсегда забудет о «тегеранском происшествии». Этот эпизод был воплощен в фильме Александра Сокурова «Русский ковчег».

Советская марка 1971 года с изображением алмаза "Шах" / источник фото: wikimedia.org

 

Светская жизнь

Иранцы пробыли в Петербурге 79 дней, в течение которых Хосров-мирзе удалось очаровать царскую семью и представителей высшего света столицы. На многочисленных званых обедах, гостем которых он был, отмечалось, что член шахской семьи в отличие от большинства членов его свиты знал «Европейский при столе обычай». Неудивительно, если учесть тот факт, что у Хосров-мирзы, как и у представителей петербургского высшего света того времени, был французский воспитатель. Персидский посланник посещал балы, военные маневры и осматривал достопримечательности Северной столицы. Наибольший интерес он испытывал к театрам, «которые в те дни полны были публикою, жаждущей видеть любимого гостя». 

Книга о путешествии Хосров-мирзы в Санкт-Петербург, написанная секретарем министра иностранных дел Персии Мирзой Масуд-ханом Ансари; на обложке – отец Хосров-мирзы Аббас-мирза / источник фото: wikimedia.org

 

Возвращение домой

Во время своей миссии в России Хосров-мирза не только наслаждался вниманием людей и культурной программой: одним из результатов его поездки стало уменьшение Николаем I контрибуции, указанной в Туркманчайском договоре (о непосильном для Персии размере выплат доносил еще Грибоедов). По прибытии на родину посланник был удостоен теплого приема со стороны деда и отца — шаха и наследника престола. Его встречали как человека, который принес мир с Россией и уменьшил тем самым влияние Британии в Персии. Дальнейшая его судьба сложилась трагически: после смерти Фатх-Али другой сын Аббас-мирзы, Мухаммад, названный наследником престола, приказал арестовать, а после коронации ослепить большинство своих братьев. Остаток жизни Хосров-мирза провел в предместьях Хамадана в окружении семьи.