История создания и фиксации Авесты представляет собой настоящий детектив, корни которого уходят в глубь веков. Многочисленные ученые и любители предлагали различные версии происхождения как самой религии зороастрийцев, так и их священного писания — в результате часть идей, не выдерживающих никакой критики с точки зрения современной иранистики, получили большое распространение в массах. Одна из самых главных загадок, стоящих перед исследователями Авесты, — это история записи священного текста.

Существует легендарная версия создания священной книги зороастрийцев. Бог Ахура-Мазда создал Авесту, состоящую из 21 «свитка» (nask), передал её Заратуштре, который принес ее царю Виштаспе, первому правителю, уверовавшему в учение пророка. Виштаспа или, по другой версии, царь Dārā Dārāyān (Дарий III из династии Ахеменидов) сделал на бычьих шкурах золотом две копии священного писания: одну он сохранил в сокровищнице Šasabīgān (варианты: Šapīkān, Šīčīkān или Šēčīkān), а другую — в «Хранилище рукописей» (Diz ī nibišt). Во время завоевания Ирана Александром Македонским греки перевели те части Авесты, из которых могли извлечь научную пользу, а затем уничтожили тексты (в частности за это Александр получил в зороастрийской литературе прозвище gisistag — «поганый»).

Руины Персеполя, столицы державы Ахеменидов, разрушенного Александром Македонским / источник: wikipedia.org

Первая попытка воссоздания Авесты была предпринята Аршакидским правителем Вологезом (Valaxš). Он приказал собрать разрозненные фрагменты: как записанные, так и передаваемые изустно. По-настоящему собиранием воедино священной книги занялись только Сасаниды. Ардашир (226–241), основатель династии, приказал верховному жрецу Тансару, продолжить работу, начатую при Аршакидах. Его наследник Шапур (241–272) инициировал поиск научных документов, заимствованных греками и индийцами из Авесты. Во время правления Шапура II (309–379) верховный жрец Адурбад, сын Махраспанда, проверил все собранные тексты и исключил из них фрагменты, не соответствующие зороастрийскому учению. И уже при царе Хосрове (531–579) был выполнен достоверный перевод Авесты с авестийского на среднеперсидский язык.

Ахура Мазда на коне (справа) протягивает "венец власти" сасанидскому шаху Ардаширу. Наскальный рельеф в археологической зоне Накш-и Рустам  / источник: wikipedia.org

Эта версия фиксации текста Авесты не может быть принята всерьез с научной точки зрения. По всей видимости, эта легенда возникла в среднесасанидский период для легитимации самой династии и подтверждения ее духовной и родственной (в «Книге деяний Ардашира, сына Папака» утверждается, что Ардашир был потомком Дария III) преемственности Ахеменидам. Естественно, не могло существовать никакой «Ахеменидской» версии Авесты, уничтоженной греками. Мы не располагаем свидетельствами о попытках записи священной книги в клинописи, а древнеперсидские клинописные тексты являются первыми образцами письменной фиксации иранских языков. Наличие «Аршакидской» версии текста всерьез обсуждалось крупнейшими учеными: в итоге все сошлись во мнении, что если подобный текст и мог существовать, то он не оставил никаких значимых следов.

Авестийский текст / источник: wikipedia.org

В настоящее время не вызывает никаких сомнений, что текст, известный нам как Авеста, был записан при Сасанидах. Для того чтобы с максимальной точностью передать фонетические нюансы авестийского языка на основе арамейской графики (использовавшейся также для записи среднеперсидского языка — пехлеви) был создан специальный алфавит. Считается, что фиксация Авесты произошла в IV в. н.э. — т.е. примерно во времена Шапура II. По всей видимости, причины записи священного текста были скорее политическими — зороастризм в качестве государственной религии противостоял другим религиозным системам (христианству, иудаизму и манихейству), которые уже обладали записанными священными текстами.

 

Материалы по теме:

Путеводитель по зороастризму: три эры мироздания

Кем был и что проповедовал пророк Заратуштра