21 февраля отпраздновал свой 85-летний юбилей выдающийся иранист Джехангир Хабибулович Дорри, исследователь и переводчик персидской литературы.

Джехангир Хабибулович Дорри / источник фото: sanaei.livejournal.com

Джехангир Хабибулович Дорри — доктор филологических наук, профессор, специалист по персидскому языку и литературе, один из основных составителей «Персидско-русского словаря», созданного под руководством Ю. А. Рубинчика. Он родился 21 февраля 1932 года в Москве в семье сотрудника иранского посольства Хабибуллы Дорри и педагога Надежды Александровны Беловой. Спустя три года после рождения первенца, Джехангира, семья Дорри переехала в Иран, и до старших классов школы мальчик жил на родине своего отца. После возвращения в Москву в 1946 г. Джехангир окончил школу, затем — Московский государственный университет, где получил диплом востоковеда-ираниста. После окончания университета Дж. Х. Дорри несколько лет проработал в Академии наук Таджикистана, затем вернулся в Москву, в Институт востоковедения Академии наук.

О том, как складывался жизненный путь и карьера будущего ираниста, можно узнать из воспоминаний Дж. Х. Дорри, получивших название «Мой путь в иранистику». В книге нашли отражение и забавные случаи из жизни автора, и исторические события, изменившие ход истории.

Воспоминания Дж. Х. Дорри «Мой путь в иранистику»

О начале «таджикского» периода жизни Дж. Х. Дорри рассказано в главе «Как я не стал муджтахидом» (то есть лицом, имеющим право выносить решения по важным вопросам мусульманского права):

«Буквально на второй день после зачисления меня в Институт языка и литературы Академии наук Таджикской ССР директор Института М. Фазылов направил нескольких сотрудников института, в том числе и меня, в колхоз, собирать хлопок. Так начиналась моя научная карьера...

Каждое учреждение или завод, школа или институт должны были выделять всех здоровых, а зачастую и не совсем здоровых работников, и откомандировывать их на колхозные поля. Нам, научным работникам, предлагалось потрудиться на колхозных полях в течение одной смены — примерно один месяц, — чтобы затем нас сменили другие. В общем, такого рода ситуация не вызывала какого-либо возмущения. По всей стране, из научных и учебных заведений людей периодически отправляли на разного рода сельскохозяйственные работы. Но в Таджикистане это приобретало какую-то всеобщую «принудиловку». Нас, как правило, не меняли через месяц по разным причинам, а оставляли на полях часто до первого снега собирать вместо хлопка нераскрывшиеся коробочки этого растения.

Ручная уборка хлопка — очень тяжелый и кропотливый труд. Мы, как подневольные работники, жили в бараках, спали на полу, довольствовались очень скудной пищей. Рано утром в открытых грузовиках нас отвозили по пыльным дорогам на поля, где под палящим солнцем мы вместе с колхозниками должны были выполнить ежедневную норму: собрать 40-50 кг. хлопка. Если кто-нибудь не мог справиться с такой нормой, то тогда из его скромного заработка вычитали соответствующую долю. Часто после таких вычетов мы оставались должниками колхоза. Вечером, грязные и изможденные долгим пребыванием на солнце, мы на тех же грузовиках возвращались в бараки.

В обеденные перерывы мы вместе с таджиками-колхозниками обычно отдыхали где-нибудь в тени чинары. Во время этих посиделок я иногда рассказывал таджикам об Иране. Они очень интересовались жизнью и бытом иранцев, исламскими обычаями. После нескольких таких бесед, когда я смог удивить их, прочитав несколько сур из Корана на арабском языке, таджики предложили мне стать у них муллой в мечети, обещая жалование в тысячу рублей в месяц. Это было тогда почти в десять раз больше моей зарплаты младшего научного сотрудника. Кроме этого мне обещали каждый месяц закалывать барашка в мою честь. Из-за необъяснимой склонности к научной работе я вынужден был отказаться от столь заманчивого предложения — а не то был бы я теперь знаменитым муджтахидом».

Посол Ирана в России Мехди Санаи награждает Джехангира Дорри за вклад в иранистику / источник фото: sanaei.livejournal.com

В ходе своей академической карьеры Дж. Х. Дорри внес вклад в изучение как классической, так и современной персидской литературы. В годы учебы в аспирантуре он исследовал творчество поэта XIII в. Низари Кухистани, затем стал изучать современную иранскую сатиру и опубликовал две книги: «Персидская сатирическая поэзия» и «Персидская сатирическая проза». В течение многих лет Дж. Х. Дорри состоял в переписке с одним из основоположников современной персидской прозы, Мохаммадом Али Джамаль-заде; в 1983 году вышло исследование Дж. Х. Дорри, посвященное жизни и творчеству этого автора. Джехангир Хабибулович также активно занимался переводческой деятельностью. Благодаря его переводам русскоязычный читатель познакомился с творчеством многих иранских писателей ХХ века: М.А. Джамаль-заде, С. Хедаята, С. Чубака, Х. Шахани, Г. Саэди, А. Махмуда, В. Тонкабони и других. В настоящее время Дж. Х. Дорри читает курс персидской литературы и персидского языка студентам Московского государственного лингвистического университета.

 

Внимание! Церемония поздравления Джехангира Хабибуловича с юбилеем перенесена и пройдет 2 марта в Московском государственном лингвистическом университете в 17:00. Вход по пропускам университета.