В те времена, когда мулла Насреддин еще не пользовался широкой известностью, один из его приятелей, повстречав его на улице в изорванной одежде, принялся укорять за столь неопрятный вид. Но Насреддин сказал: «Какое это имеет значение? Меня ведь никто здесь не знает». Через пятнадцать лет, когда мулла Насреддин приобрел громкую славу, тот же человек снова повстречал его в рваной одежде и опять принялся ругать. На этот раз Насреддин ответил: «Какое это имеет значение? Меня ведь и так все хорошо знают». Это всего лишь одна из множества историй о фольклорном персонаже целого региона, известного в России как Ходжа Насреддин.

 

Представьтесь, пожалуйста

Это персонаж, который появляется в тысячах остроумных историй, иногда мудрых, даже философских, а иногда таких, в которых он сам предстает объектом для насмешек. В этих рассказах Ходжа Насреддин взаимодействует с людьми из абсолютно разных сфер жизни: царями, торговцами, нищими, духовными лицами и т.д. У разных народов он известен под разными названиями: Ходжа Насреддин, Насреддин-эфенди, Насарат, Мулла Насреддин, Мошфеки. Арабы именуют героя таких историй Джуха (Juḥā) или Джуха из Рума (Румом в средневековой мусульманской географии называли Византию, и в частности Малую Азию), а происходящие с ним удивительные события часто совпадают с теми, которые приключались с Ходжой.

Миниатюра XVII века, изображающая муллу Насреддина / источник фото: wikipedia.org

Согласно лишь одной из многих бытующих версий, Ходжа Насреддин родился в 1208 году в селении Хорту, находящемся неподалеку от города Сиврихисар, затем перебрался в город Акшехир, где и прожил до самой смерти, которая датируется 1284 годом. По другим данным, он обучался в городе Конья, который тогда был центром Конийского султаната и являлся одним из центров учености, а лишь затем поселился в Акшехире, где до конца своих дней находился в должности судьи (qāżi). Там же находится его могила и мавзолей, разросшийся вокруг нее.

 

Рождение героя

По всей видимости, образ Ходжи Насреддина основан на аналогичном образе вышеупомянутого Джухи. Он впервые упоминается в сочинениях Умара ибн Абу Рабиʻа (ум. 715), Абу Атахийи (ум. 837) и Джахиза (ум. 868). Все три источника сообщают о комичной незадачливости этого персонажа, и лишь из одной истории, приводимой Джахизом, можно заключить, что Джуха является уроженцем города Хомс — это явствует из его одежды и поведения. В Х—XI веках количество его упоминаний в различных источниках на арабском, персидском и тюркских языках увеличивается. В частности, истории о нем приводятся в произведении Абу-л-Маджда Санаи «Сад Истины» и в «Поэме о скрытом смысле» Руми.

Памятник Ходже Насреддину в Турции (Анкара) / источник фото: wikipedia.org

Один из ведущих персидских поэтов, не гнушавшихся использовать юмористические приемы в своих произведениях, Убайд Закани упоминает Джуху несколько раз в сочинении «Арабские и персидские истории». Однако в большей части юмористических историй, приведенных в этом сочинении, герой остается анонимным, а их сюжеты напоминают рассказы о Ходже Насреддине. Традиция историй о Ходже Насреддине, по всей видимости, является результатом слияния различных корпусов остроумных историй, которые создавались на протяжении веков на территории целого региона. 

 

 

Наш Ходжа

В 1940 году русский писатель Леонид Соловьев, родившийся в ливанском Триполи и около десяти лет проживший в Средней Азии, опубликовал первую часть своей дилогии «Повесть о Ходже Насреддине» под названием «Возмутитель спокойствия». Книга эта имела поистине грандиозный успех: ее переводили на другие языки, а по ее мотивам было снято несколько фильмов.

В 1940 году писатель Леонид Соловьев опубликовал первую часть своей дилогии «Повесть о Ходже Насреддине» 

Вторая часть дилогии — «Очарованный принц» — была написана уже во время отбывания Соловьевым срока в Дубровлаге, где ему в виде исключения было разрешено заниматься литературным творчеством. Находясь в лагере, Соловьев писал родственникам, что ничего, кроме бумаги, присылать не надо: «Я должен быть дервишем — ничего лишнего... Вот куда, оказывается, надо мне спасаться, чтобы хорошо работать — в лагерь!.. Никаких соблазнов, и жизнь, располагающая к мудрости. Сам иногда улыбаюсь этому». После смерти Сталина по ходатайству главы Союза писателей СССР Фадеева Соловьев был выпущен по амнистии. Друзья помогли ему полностью опубликовать «Повесть о Ходже Насреддине», которую также ждал огромный успех, многочисленные экранизации и большое число поклонников.