Традиции придворной поэзии в Иране имеют давнюю историю: источники сообщают, что еще при дворе Ахеменидов были певцы, развлекавшие царя царей и его приближенных. Историк Страбон, однако, писал, что поэтические произведения использовались для обучения наследников престола. Мы можем с уверенностью утверждать, что придворная поэзия существовала и во времена Аршакидов. Несколько текстов этого периода сохранились в среднеперсидских книгах: наиболее знаменитыми из них является стихотворение «Вавилонское древо» (Draxt-ī asūrīg) и эпическая поэма «Поминание Зарера» (Ayādgār ī Zarērān).

 

Расцвет

Развлечение правителя, фрагмент миниатюры XX века / источник фото: digital.library.mcgill.ca

Гораздо больше нам известно о поэзии периода Сасанидов. Для мусульманских авторов время правления Хосрова II Парвиза (591–628) представлялось как апогей придворной жизни. В литературных и исторических сочинениях, повествующих об этом периоде, рассказывается о знаменитых певцах Барбаде и Нагисе, которые исполняли свои стихи под аккомпанемент. В своей поэме «Хосров и Ширин» Низами приводит эпизод, в котором Барбад поражает своими музыкальными талантами, исполняя серию из 30 мелодий. Также в среднеперсидском тексте «Хосров, сын Кавада, и его паж» паж хвастается своими поэтическими навыками.

 

Века забвения

Нам практически ничего не известно о состоянии персидской поэзии в первые века ислама. Более того, многие этнические иранцы, несмотря на свое происхождение, сочиняли стихи на арабском языке. Ситуация меняется лишь в IX веке с образованием фактически независимых государств, лишь номинально признававших власть Аббасидов, в восточных территориях Халифата. Переход от поэзии на арабском языке к персоязычной можно проиллюстрировать на примере истории о правителе Йакубе ибн Лайсе из династии Саффаридов — по случаю завоевания Герата он приказал своему секретарю сочинить стихотворение на персидском, чтобы оно было понятно ему.

Юноша и дервиш, фрагмент миниатюры XVII века / источник фото: metmuseum.org

 

Есть такая профессия

В исламский период статус поэта значительно вырос по сравнению с предыдущими эпохами. Придворная поэзия стала полностью профессиональной: при дворе правителей были созданы специальные министерства (dīvān-e šeʻr), во главе которых находился «царь поэтов» (mālek aš-šoʻarā’). Главным поэтом далеко не всегда был самый талантливый из своего поколения, однако он выполнял важные административные функции — отбирал лучшие стихотворения своих подопечных, а также выделял те из них, которые надлежит читать при дворе. Кроме того, поэт входил в ближайший круг правителя и сопровождал его во время поездок и застолий.

Таланты поэта поощряли восхваляемые им знатные люди (а стихи писались не только в честь правителя, но и в адрес знатных вельмож). Часто это было не регулярное вознаграждение — стихотворец, например, мог получить большую награду за прочитанный к месту экспромт.

Жеребец, фрагмент миниатюры XVII века / источник фото: metmuseum.org

О непростой судьбе поэта и щедрости правителя может рассказать история придворного панегириста Газневидов Фаррухи. В соответствии с этой легендой, поворотным событием в жизни поэта стала его женитьба на девушке из дома правителя. Фаррухи в это время состоял на службе в качестве поэта у одного из систанских дихкан. В связи с женитьбой поэт просит у покровителя повышения жалования, однако получает отказ. Это заставляет его задуматься о смене места работы, спустя некоторое время он получает известие о том, что может быть представлен при дворе правителя Чаганиана.

В качестве свидетельства своего мастерства поэт везет с собой «автобиографическое» стихотворение, которое он должен прочесть распорядителю двора Амиду Асʻаду. Однако внешность Фаррухи, явившегося на «собеседование» в не самом подобающем виде и принесшего стихи «с седьмого неба», заставили распорядителя дать ему еще одно испытание.

В это время чаганианский эмир находился со всем своим двором в горах, где лично участвовал в клеймении жеребцов. Именно на эту тему Фаррухи и должен был написать касыду. Когда Амид Асʻад слышит стихи, написанные поэтом за ночь, то он приходит в изумление и решает тут же показать правителю своего гостя. К моменту прибытия Фаррухи к месту клеймения эмир уже находился в изрядном опьянении. Стихи очаровали правителя, и он решил одарить поэта тем количеством жеребцов, которых тот сможет загнать. Фаррухи метался в надежде загнать хотя бы одного из них, и в итоге в степи показалась ограда загона. Лошади остановились там, а поэт заснул прямо возле него. Этих жеребят сосчитали — их оказалось 42 — и правитель выполнил обещание, одарив удачливого поэта еще и одеждами, драгоценностями, а также всем прочим, что соответствовало статусу придворного стихотворца.

Собрание поэтов, фрагмент миниатюры XVI века / источник фото: digital.library.mcgill.ca

 

Художника легко обидеть

Однако благосклонность правителей иногда обходила поэтов стороной. Среди стихотворений можно часто найти жалобы на то, что покровитель обделил подданного вниманием, а некоторые поэты и вовсе впадали в немилость к своенравным эмирам. Считается, что первый классик персидской литературы Рудаки в конце жизни был ослеплен. А один из панегиристов при дворе Ганзевидов Масʻуд Саʻд Салман приобрел свою известность благодаря так называемым «тюремным» стихам. Дело в том, что он провел в заточении около 18 лет своей жизни, и, как отмечает в «Четыре беседах» Низами Арузи Самарканди, «мудрые и справедливые люди знают, какой степени великолепия достигли тюремные стихи Масʻуда и насколько они были красноречивы».

 

Материалы по теме:

Места, наполненные духом поэтов 

Почему Омар Хайям стал таким популярным?