История и современность переплелись воедино на улицах Манхеттена в это воскресенье, 30 апреля, поскольку в Нью-Йорке прошел 14-й ежегодный Персидский парад.

Персидский парад-2017 в Нью-Йорке / фото: flickr.com, автор фото: Elyaqim Mosheh

Издание Newsday сообщает, что в этом году в Персидском параде приняли участие американцы иранского происхождения из Нью-Йорка, Калифорнии, Вашингтона, Коннектикута и других штатов США.

Первый Персидский парад был проведен в 2004 году в ответ на атмосферу страха в отношении исламских стран и мусульман, которая царила в Соединенных Штатах после теракта 11 сентября 2001 года.

Парад — это «способ показать, что культура персов не имеет отношения к терроризму», — отмечает один из организаторов парада Кирус Ассади, 74-летний хирург, который живет в США с конца 1970-х годов.

По сообщению организаторов, в этом году парад привлек внимание 200 000 человек.

Персидская культура распространена на территории нескольких стран и среди разных народов. Так, в параде принял участие 63-летний Даниэль Хакшур. Он маршировал в ермолке, держа в руке транспарант иранских евреев.

«Мы часть Ирана, и поэтому отмечаем вместе с ними», — заявляет он.

49-летний бухгалтер из Бруклина Муаллим Шо приехал в США из Таджикистана. Он также принял участие в параде. «Мы все — часть иранской нации», — говорит он. Шо объясняет, что современный Таджикистан раньше был частью Персидской империи, и это оставило заметный след на культуре страны: «Мы гордимся, что являемся частью этой традиции».

Обычно парад проводится в начале весны, ближе к персидскому новому году Ноурузу (Наврузу), который празднуется 21 марта. Однако в этом году организаторам не удалось в нужный срок получить разрешение на проведение мероприятия, поэтому парад пришлось перенести на конец весны.

Несмотря на то, что мероприятие является аполитичным, на одном из передвижных стендов был помещен лозунг «Сделаем Иран снова великим» (Let’s make Iran great again), что отсылает нас к основному лозунгу предвыборной кампании Дональда Трампа.

«Немного грустно слышать, когда политики говорят, что Иран — это центр зла», — жалуется 40-летний американский иранец, работающий школьным учителем на Манхеттене. Один раз съездив в Иран, такие люди моментально меняют свое мнение, заверяет он.