Русская дореволюционная школа фотографии породила целую плеяду блистательных фотографов. Так, широкую известность получила деятельность Сергея Михайловича Прокудина-Горского, который изобрел собственный метод цветной съемки. Выходцы из Российской Империи имели успешный опыт и за границей. Пожалуй, самым известным фотографом Персии времен династии Каджаров стал выходец из Российской Империи Антон Севрюгин.

Фотостудия Антона Севрюгина в Тегеране

 

Рожденный в Тегеране

Антона Севрюгина можно в полной мере считать человеком нескольких национальностей. Отец будущего фотографа Василий Севрюгин был этническим армянином, находившимся на российской дипломатической службе. В то же время его мать Ачин-ханум была грузинского происхождения.

Сам Антон родился в российском посольстве в  Тегеране, когда его отец пребывал там в  качестве  дипломата. Всего в семье  Севрюгиных  было семь сыновей. Все они появились на свет в персидской    столице. Позже на своих фотографиях Антон будет оставлять персидскую фразу: «русский, вскормленный Ираном».

Василий Севрюгин был человеком увлекающимся. Было у русского дипломата две страсти: чтение книг и езда верхом. Последнее стало причиной неожиданной семейной трагедии Севрюгиных. Василий погиб в результате несчастного случая, упав с лошади.

Руины Персеполиса

Российские власти отказались выплачивать пенсию жене дипломата, большая семейная библиотека была конфискована, а саму Ачин-ханум с детьми попросили покинуть квартиру в Тегеране. Чета Севрюгиных перебралась в Тифлис (ныне Тбилиси), а затем в Агулис, поскольку жизнь там была дешевле.

 

Путь Севрюгина

Судьба братьев Севрюгиных сложилась по-разному. Трое из них уехали работать на богатого торговца в Баку, двое устроились бухгалтерами, а самый старший сын Иван поступил в военную академию, но за политическую деятельность был впоследствии сослан в Сибирь. Что касается Антона, то он с детства увлекался живописью и поэтому отправился в Тифлис, чтобы стать художником.

Преступника бьют по пяткам

В столице Грузии юноша открыл для себя новый вид изобразительного искусства – фотографию. Здесь он знакомится с фотографом Дмитрием Ермаковым. Выясняется, что у обоих есть общий интерес к Персии. Идея путешествия по Ирану, чтобы запечатлеть колорит местного населения, завораживает молодых фотографов. Ермаков видит основной задачей своей работы описание этнографического многообразия народов России. Для этих целей он разрабатывает набор правил съемки людей с различных ракурсов. Подход, который продвигал Дмитрий, передается Антону. До конца жизни он будет видеть в искусстве фотографии не только модное увлечение, но и важный культурный и этнографический смысл.

 

Персидский успех фотографа

Около 1870 года Антон Севрюгин вместе с двумя братьями, взяв с собой тяжелое и дорогостоящее оборудование, отправляется в иранский Тебриз. Здесь он основывает свою первую фотостудию и делает регулярные выезды для проведения съемок населения страны. Дела идут достаточно успешно. В 1883 году Севрюгин решает перевезти свою студию в столицу Каджарской империи Тегеран.

Насреддин-шах, Малиджак и Этемад оль-Салтане

Мастерство фотографии в Персии в это время как никогда востребовано. Правитель государства Насреддин-шах с трепетом и любовью относится к новому виду искусства. Шах любит позировать для съемки, а также сам увлекается фотографией. В первом иранском университете Дар ал-Фунун, созданном по указанию Насреддин-шаха в 1851 году, открывается отделение фотографии.

Студия Антона Севрюгина быстро набирает популярность среди каджраской аристократии, стремившейся подражать европейским веяньям. Слухи об известном фотографе доходят и до самого Насреддин-шаха. Правитель приглашает Антона к себе. Восхищенный искусством Севрюгина, шах делает его своим придворным фотографом.

Парикмахер красит усы Насреддин-шаха

Новое положение не только улучшает финансовое положение Севрюгина, но и открывает перед ним совершенно иные возможности. Антон регулярно снимает быт и обычаи при дворе Каджаров. Фотографии Севрюгина и поныне являются настоящим окном для современных исследователей в придворный мир персидских шахов конца XIX века.

 

Разгромный финал

Исторические потрясения редко проходят мимо деятелей искусства. Антон Севрюгин прожил плодотворную и долгую жизнь, застав как времена расцвета правления Каджаров, так и период упадка династии.

Мужчины занимаются традиционным видом спорта варзеш-е зурхане

В 1905-1911 годах Иран был охвачен революцией. В стране начались вооруженные столкновения между сторонниками шаха и конструкционного правления. В период беспорядков в Тегеране все иностранные граждане были вынуждены искать убежища. Антон Севрюгин с семьей спасался в Британском посольстве.

Бушующая толпа не пощадила студию фотографа. В доме Севрюгина восставшие не нашли ничего ценного. Разочарованные этим, они начали громить всё подряд. Почти все из семи тысяч негативов Севрюгина были разбиты. После завершения беспорядков с большим трудом удалось собрать из осколков около двух тысяч из них.

Тиражирование негативов было до этого основным средством существования семьи Севрюгиных. Теперь они оказались на грани финансового краха.

Нищий

Чтобы прокормить семью, студия Антона продолжила работу. Однако если раньше фотограф регулярно отправлялся в экспедиции, чтобы пополнить этнографическую коллекцию, теперь такая роскошь ему была уже не по карману.

На этом несчастия фотографа не закончились. В 1925 году к власти в Иране приходит основатель династии Пехлеви Реза-шах. Он решительно настроен полностью покончить со всеми воспоминаниями о прошлой эпохе. Для него на фотоснимках старый Иран, который надо стереть из памяти. Новый шах приказывает конфисковать все негативы Антона Севрюгина и уничтожить большинство из них.

Две девушки и ребенок в гареме шаха

Таким образом, фотограф лишился своих работ, которые были делом всей его жизни. Больше Антон Севрюгин фотографией не занимается. В 1933 году, будучи в преклонном возрасте, он умирает в Тегеране от болезни почек.

Дело продолжает дочь фотографа Мария. В конечном счете ей удается добиться возвращения сохранившихся негативов. Они передаются американской пресвитерианской миссии, которая вывозит снимки из страны. Затем в 1950-х годах основатель Исламского архива Мирон Бемент Смит выкупает их за две тысячи долларов. В настоящее время снимки хранятся в Смитсоновском институте в Вашингтоне. Из семи тысяч сохранилось 696 негативов разного качества.