Для опытных горнолыжников, которые уже отметились на многочисленных курортах в Альпах, экзотичные направления обладают особым очарованием. Кашмир, Япония, Россия и Чили входят в этот завораживающий список, но самые волнующие горнолыжные путешествия получаются именно в Иране. Туризм растет тут как на дрожжах, особенно после того, как прошлым летом внешнеполитическое ведомство Великобритании отменило свои прежние рекомендации не ездить в эту страну.

Вид на горы Альборз на курорте Дизин / flickr.com, автор: Arash Razzagh Karimi

Ночные снегопады по 50 сантиметров здесь отнюдь не редкость, поскольку два основных курорта Ирана расположены в горах Альборз, на севере от Тегерана. Шемшак находится на высоте 2 550 метров, а Дизин – 2650 метров, причем протяженность горного склона здесь достигает 3500 метров, что делает это место самым большим горнолыжным курортом в стране. Отсюда также виден иранский пик-рекордсмен: гора Демовенд высотой 5610 метров.

Я отправился на один день в Дизин из Тегерана в начале декабря: дорога на такси заняла около 1,5 часов. Мой гид из местной туристической фирмы помог мне выбрать снаряжение (11,5 долларов в день) и приобрести дневной абонемент на подъемник (8,5 долларов). Я оседлал подъемник, построенный в свое время французами, и преодолел значительную часть из девяти длинных, широких и извилистых лыжных спусков, покрытых великолепным сухим снегом.

На курорте Дизин / mehrnews.com

Женщины и мужчины разделяются, чтобы поняться на подъемнике, но вновь воссоединяются на вершине горы, где можно вместе поесть или выпить чаю в одном из нескольких кафе.

Исламский дресс-код на вершине, который строго соблюдается в Тегеране, здесь значительно смягчается. Я увидел белые волосы, развевающиеся на ветру из-под шерстяной шапки, и возмутительно неприкрытые предплечья рук.

«Иногда полиция нравов заходит в эти места, но по большей части они неважные лыжники, поэтому нам легко удается удрать от них», – говорит жительница Тегерана Сориа. У подножия склона она со своими друзьями пьет безалкогольное пиво и курит иранские сигареты Бахман.

Фестиваль снеговиков в Дизине / mehrnews.com

«Тебе надо непременно попробовать горме сабзи», – говорит Сориа, рассказывая мне о национальном иранском блюде из зеленых трав, тушеной баранины с кусочками редиса, лука, корнишонов, лайма и мяты. «В Тегеране я чувствую себя зажатой», – рассказывает она – «Я как можно чаще приезжаю в Дизин зимой. Здесь я чувствую себя свободной».

После нескольких раундов иранского чая с желтым кристаллическим сахаром на палочке, похожим на леденец, мы возвращаемся к катанию.

На курорте Дизин / wikipedia.org

Лыжные трассы Дизина могут быть великолепными, но здесь совсем нет того, что у лыжников называется apres-ski [фр. «после лыж». Весь спектр отдыха на горнолыжных курортах, который следует непосредственно после катания – прим. Иран сегодня]. Исламская республика – однозначно не лучшее место для ночных развлечений. Большинство лыжников предпочитают не оставаться в невеселых бетонных отелях и возвращаются в столицу после закрытия склонов.

На обратном пути я остановился у подножья гор в Дербенде, расположенном в часе езды от курорта Дизин. Когда-то здесь была деревня, но сейчас это окраинный район северного Тегерана, где разместились десятки открытых традиционных персидских ресторанов и кафе. Многие из них стоят на деревянных платформах над горной речкой, которая спускается с вершин гор Альборз на Тегеранское плато.

Курортные домики в Дизине / wikipedia.org

Здесь я съел чечевичный суп и прекрасно приготовленное кубиде (кебаб из говяжьего фарша), а затем запил все это дугом, популярным в Иране кисломолочным напитком. Официант принес мне деревянный кальян, в то время как на все кафе из потрескивающих колонок звучала старая, но энергичная персидская мелодия. Да, я не пил коктейли с водкой вместе с британцами на альпийском курорте, но для меня apres-ski в Дербенде показался весьма неплохим развлечением.

Arron MeratThe Guardian