У каждого, кто хоть немного интересовался мировой историей и международными экономическими отношениями, Иран до открытия там больших запасов нефти ассоциировался со знаменитым Шелковым путем. В Персии никогда не выращивали шелкопрядов, но искусно использовали удачное транзитное положение страны, чтобы закупать шелк в Китае.

Строительство нефтепровода у месторождения Азар в Иране / источник фото: azar-co.com

 

Зыбкое нефтяное благополучие

Прошло время шелковых караванов, и сегодняшний Иран, конечно, больше ассоциируется с колоссальными запасами нефти и газа. Понятие Иран и нефть стали для большинства людей попросту неразрывными. На долю страны приходится 9,3 процента разведанных запасов нефти, которые равны 650 млрд баррелей. По этому показателю Иран занимает 4-е место в мире. Извлекаемые запасы оцениваются в 156 млрд баррелей. Именно эти запасы дают возможность Тегерану смотреть в будущее достаточно уверенно, несмотря на все непредсказуемые зигзаги мировой политической и экономической конъюнктуры. 

Но не все вечно под Солнцем. И запасам нефти, этому своеобразному сырьевому поплавку, держащему Иран на поверхности экономических бурь, рано или поздно придет конец. Что будет делать страна, когда нефтяная эра закончится? 

МТК «Север-Юг» на карте / источник фото: wikipedia.org

По расчетам иранских экспертов, запасов «черного золота» при нынешних темпах его добычи хватит не более чем на 60 лет. Делая скидку на обычные в подобных расчетах погрешности геологоразведки и развитие новых технологий, можно вполне обоснованно «накинуть» еще лет 10 на срок уверенной эксплуатации месторождений. Потом добыча нефти в Иране все равно уйдет в историю. Чтобы выжить, экономика страны должна быть готовой заранее перейти на новые рельсы, и резонный вопрос «Как жить, когда нефть закончится?», не должен застать ее врасплох. 

 

Газовая альтернатива

В качестве примера перехода с одного вида углеводородов на другой можно вспомнить ситуацию, сложившуюся с нефтедобычей в Катаре. Там запасы нефти исчерпались достаточно быстро, и эта небольшая страна уже планировала стать государством-рантье, существующим на проценты от вложенных в страны Запада капиталов. Скорее всего, так бы и случилось, если бы Дохе не достался выигрышный «джек-пот» в новой лотерее по энергоносителям. В Катаре нашли богатейшие месторождения природного газа, которые выводят его в число мировых лидеров по запасам этого сырья.

Ирану беспокоиться о газе в ближайшие десятилетия тоже не придется. Общий объем доказанных запасов этого углеводорода составляет свыше 30 трлн кубических метров, что ставит его на второе место в мире после России. Но уже сегодня в стране серьезно задумываются над тем, что щедрость природы не бесконечна. Да и серьезно полагаться на его величество случай — вдруг еще откроются какие-то залежи? — в Тегеране не собираются. 

 

Транзитный потенциал

У Ирана имеется козырная карта, которая гарантированно даст ей неплохие доходы, когда с нефтью станет туго. Этим козырем является уникальное географическое положение, позволяющее превратиться, а точнее сказать, вернуть себе, былую роль мощного торгового центра между странами Европы и Азии. 

Строительство участка железной дороги Казвин-Решт / источник фото: andishehha.com

В этом случае для транспортировки грузов могут быть задействованы восточная и западная ветви трансконтинентальной железной дороги, которая является частью Международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг». По восточной ветви коридора устанавливается прямое железнодорожное сообщении через Казахстан, Узбекистан и Туркменистан с выходом на железнодорожную сеть Ирана по пограничному переходу Теджен-Серахс. По западной ветви коридора грузы могут пойти по железной дороге через Астрахань, Махачкалу и Самур, далее по территории Азербайджана с выходом в Иран через пограничную станцию Астара. Или от Самура через территорию Азербайджана и Армении с выходом в Иран через пограничную станцию Джульфа. 

Иран, в свою очередь, строит железную дорогу Казвин-Решт-Энзели на Каспии с ответвлением на Астару до границы с Азербайджаном.

 

Все ради транзита

О том, что руководство Ирана придает особое значение «подключению» страны к транспортному коридору, говорит тот факт, что президент Хасан Рухани дал указания максимально ускорить ввод в строй железной дороги Гармсар-Инче-Борун. Ее электрификацией займутся «Российские железные дороги», используя кредит Государственного банка России. После полной электрификации на этом участке будут использоваться более мощные и скоростные поезда.

Руководство Ирана придает большое значение расширению сети железных дорог и развитию транспортной инфраструктуры / источник фото: isna.ir

Этот транспортный узел рассчитан на ежегодную перевозку не менее 10 млн тонн грузов. Уже сегодня есть планы по транспортировке зерна из Туркмении, Казахстана и юга России. Из 13 млн тонн зерна, которые экспортирует Казахстан, 3 млн тонн пойдут по этой железной дороге в страны Персидского залива. Ход строительства магистрали курирует правительство Ирана, которое уделяет участию в транспортной системе «Север-Юг» постоянное внимание. 

Завершено строительство ветки Бафк-Захедан — иранского участка железной дороги, который обеспечит прямое сообщение между Ираном и Пакистаном. Это позволит обеспечить выход коридора «Север-Юг» на страны Южной Азии без дополнительной перевалки грузов в портах Ирана в Персидском заливе. Кстати, уже сейчас на побережье залива идет реализация масштабных проектов по созданию логистических парков и расширения существующих портов. Главной целью проекта является формирование целостной железнодорожной инфраструктуры коридора «Север-Юг» протяженностью около 4,5 тыс. км — от Балтики до иранского порта Бендер-Аббас в Персидском заливе. Он соединит Северо-западную и Центральную Европу со странами Ближнего, Среднего Востока и Южной Азии. По оценкам экспертов, товарный рынок МТК «Север-Юг» в потенциале может составить 25-26 млн тонн грузов ежегодно.

Бендер-Аббас – один из важнейших портов Ирана, расположенный в Персидском заливе / источник фото: dana.ir

Благодаря использованию возможностей транспортного коридора, Иран не только становится важной транзитной территорией, но и получает возможность перевозить собственные грузы через сеть железных дорог Казахстана и России вплоть до балтийских портов Российской Федерации, откуда они могут переправляться далее в страны Западной Европы. С другой стороны, с введением в строй всей инфраструктуры, Россия тоже получит возможность транспортировки своих грузов на побережье Персидского залива и в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Так что выгода этого транспортного коридора очевидна для всех стран, через который он пройдет.

 

Финансовая выгода

Иранские СМИ неоднократно отмечали, что основные преимущества МТК «Север-Юг» перед другими маршрутами, в частности перед морским маршрутом через Суэцкий канал, заключаются в сокращении в два и более раза расстояния перевозок. Скажем, стоимость перевозки контейнеров из Германии и Финляндии в Индию будет почти на 15 процентов меньше, чем цена транспортировки морским путем.

С запуском в эксплуатацию всей транзитной сети «Север-Юг» Иран получает уникальную возможность зарабатывать на транзите грузов, который, по подсчетам экономистов, в самом ближайшем будущем сможет приносить доходы, сопоставимые с добычей нефти и газа. К примеру, только доходы от нефти за период с марта 2014 по март 2015 года составили 25 млрд долларов США.

Астара – небольшой город, но важный транзитный пункт на границе Ирана и Азербайджана / источник фото: shabestan.ir

Участие в проекте «Север-Юг» будет нести для Ирана еще и большой социально-экономический смысл, способствовать созданию новых рабочих мест в инфраструктуре магистрали, что очень актуально для страны, где уровень безработицы превышает 12 процентов. Развитие транспортной инфраструктуры исправит и сложную демографическую ситуацию в государстве с высоким уровнем урбанизации. Из населения численностью под 80 миллионов человек 52 миллиона живут в городах, что создает дополнительную социальную напряженность.

Иными словами, транспортный коридор «Север-Юг» может стать для Ирана реальным «национальным проектом», а его выполнение, безусловно, укрепит его позиции в мире. «По оценке Мирового энергетического агентства, — пишет российский портал «О газе», — уже наступила эпоха нарастающего дефицита нефти. С одной стороны, наблюдается истощение разведанных и подтвержденных запасов нефти, а с другой — постоянный рост ее потребления. В связи с этим поиск альтернатив традиционным углеводородам на сегодняшний день становится все более актуальным».

 

Материалы по теме:

«Газпром» займется разработкой двух нефтяных месторождений в Иране

Иран построит 6500 км железных дорог к 2022 году