В течение многих веков Иран взаимодействовал со странами и народами, исповедующими христианство. В большинстве случаев речь шла о православной культуре. «Иран сегодня» встретился с одним из ведущих специалистов в области изучения православия в Иране Ильясом Арефзаде и поговорил с ним о связи ислама и христианства, взаимодействии религий и перспективах изучения православия в Исламской Республике.

Ильяс Арефзаде / фото из личного архива автора

Господин Арефзаде, мы внимательно прислушиваемся к каждому вашему слову, так как вы являетесь одним из немногих специалистов по православию в Иране. Большинство россиян исповедуют именно это направление христианства, и многие из них, возможно, представляют себе, что в Иране, где 98 % населения — мусульмане, может отсутствовать возможность исследования других религий и мазхабов. Пожалуйста, расскажите, чем вы занимаетесь?

Во имя Бога всемилостивого и милосердного. Меня зовут Ильяс Арефзаде. Я вхожу в ученый совет Университета религий и мазхабов города Кум. Этот университет считает своей миссией и задачей познание религий, используя при этом различные подходы. Мы изучаем разные вероисповедания через источники этих конфессий, а не через исламские книги. Такой подход является основным в нашем учебном заведении. Все религии исследуются на основе своих писаний. Мы приглашаем к нам религиозных деятелей, чтобы они могли представить свое вероисповедание.

Для изучения христианства мы приглашали христианское духовенство, чтобы его представители могли рассказать нам о своей вере. Я занимаюсь подобными исследованиями с 1376 года [по иранскому солнечному календарю, по григорианскому календарю — 1997 год. Прим. «Иран сегодня»]. Я разделяю подходы нашего университета к изучению мировых религий и поэтому принял решение изучить этот вопрос. Я был заинтересован в том, чтобы религии могли сами представить себя.

На территории Университета религий в Куме / источник фото: shafaqna.com

Христианство я исследую около двадцати лет. В первые годы изучения я обратил внимание на то, что все наши источники связаны с католицизмом и протестантизмом. Однако в книгах христианство представляется в другой форме. Книги, которые я использовал для исследования, были преимущественно на персидском, английском и арабском языках. И та форма христианства, которую описывали некоторые книги, давала другой взгляд на религию. Примерно 15 лет назад я заинтересовался тем, что помимо католического и протестантского направления христианства, есть еще православие. Я решил заняться этим вопросом и последние 15 лет исследую исключительно православие.

Православие — очень крупное направление религии с точки зрения разнообразия взглядов и церквей. Сильно отличается от католицизма и протестантства. Я видел, что книги под названиями «Восточное православие» и «Восточный католицизм» не схожи в вопросе происхождения Святого Духа. В некоторых книгах описано, что Святой Дух появился после перехода от Отца к Сыну, в других же подобного не встречается. И чем больше я изучал этот вопрос, тем сильнее нарастал мой интерес. Я хотел познать этот вид веры в Бога и именно это привело к тому, что я начал уходить в эту область. Чем больше я занимался исследованиями, тем лучше видел, что изучаемый мною вопрос имеет сходство с тем, что мы рассматриваем в своей религии.

Икона с изображением архиепископа Фессалоникийского Григория Паламы, создателя философии и практики исихазма / источник фото: wikipedia.org

Я начал изучать православие после того, как окончил магистратуру и одновременно продолжал университетскую деятельность. В 1391 году (2012 год) я защитил диссертацию, посвященную исследованию практического ирфана [особый вид сакрального знания о том, каким должен быть истинный мусульманин — Прим. «Иран сегодня»] в шиизме и практического ирфана в православном христианстве с опорой на элемент молчания. Это то, что называется «исихазм» [мистическое учение в христианстве, особая практика жизни и молитвы, подготавливающая человека к духовному созерцанию Бога — Прим. «Иран сегодня»].

Тема связи между православием и нашей религией очень интересна. Можно ли сказать, что православие близко исламу шиитского толка?

Нет, невозможно придумать сходства между этими религиями, поскольку я убежден, что христианство было сформировано совсем другими путями, двумя полностью отличными друг от друга течениями. Западное направление и восточное. На Западе с самого начала IV века Христианство представлялось в виде гуманизма. Такой гуманистический подход сохраняется и по сей день. Это понимание не имеет ничего общего с исламским взглядом на мир. Согласно исламскому мировоззрению, помимо шиитских и сунитских убеждений, нет никакого гуманизма.

Фото из личного архива автора

Можно привести пример: в западном христианстве Бога отождествляют с земным созданием. Указано также, где на земле были созданы деяния Бога-человека, до какой степени следует восхвалять Бога — до тех пор, пока он нам нужен — все это является основанием для человека. Я думаю, что Бог влияет на жизнь человека. При этом в восточном христианстве стремятся к тому, чтобы обожествить человека. То есть православные священники стремятся обожествить человека. Это различие между «спасением» и «преданностью». Первое толкование говорит, что Христос был распят, чтобы спасти человека. В другом толковании, принадлежащим православию, говорится о том, что Бог стал человеком, чтобы человек смог стать Богом. В первом варианте — человек — грешный, первый пророк — Адам, и ему необходима Божья милость. Теология сформирована именно на этом.

Но в православии с первым грехом человеческая сущность не была уничтожена, а свернула со своего пути. Это и есть два разных взгляда на человека, то есть мы не можем два этих учения сравнивать с исламскими школами и мазхабами. Я убежден, что православная церковь должна приглашать исламских богословов, чтобы иметь возможность увидеть ислам изнутри. Похожая ситуация и при изучении шиитского толкования ислама. Такая личность, как Курбан, рассказывает нашему религиозному обществу о Сейеде Джаваде Амали. Это требует связей, поскольку «рыба, находящаяся в воде может многого не знать», всегда необходимо иметь возможность увидеть что-то извне.

Студенты Университета религий / источник фото: hawzahnews.com

В Санкт-Петербурге я говорил об этом с архимандритом Александром, который является руководителем «Общества памяти игуменьи Таисии». Я сказал ему тогда, что не стоит следовать принципам исламизации или христианизации общества. У нас есть одна религиозная сфера и безрелигиозная сфера. Эти сфера сами определили свои сущности для людей. В России есть масса людей, которые не чувствуют собственную идентичность. Религиозная сфера должна подпитывать социальную идентичность народа. Помимо этого, каждый из нас должен представлять свою религию и приобретать то, что желает. Находиться рядом друг с другом гораздо лучше и удобнее, чем сидеть друг напротив друга.

Вы сказали, что церковь должна привлекать исламских богословов. Насколько эту потребность смогли удовлетворить встречи представителей России и Ирана, которых было уже десять, в рамках диалога религий?

Это уровень официальных переговоров, на подобном уровне обсуждение нюансов имеет лишь формальный характер. Результат крайне мал. Я думаю, что такие встречи должны происходить, но до них необходимо провести 4-5 встреч с участием экспертов. За такие встречи и форумы должны говорить их результаты. А если, наоборот, встречаться только раз в год, то никаких проблем решить не удастся, особенно если каждый раз будет новый состав участников. Но если научные рабочие группы создадут платформу для официального диалога, это поспособствуют положительным изменениям. На мой взгляд, одной из трудностей является формальный характер встреч. После того, как она подходит к концу, никто не следит за исполнением принятых решений. Нам необходимы научные рабочие группы.

Фото из личного архива автора

На девятой встрече речь шла об обмене православными источниками и основами исламского учения и ирфанов. Было ли выполнено что-то в этой области — переводы, исследования?

Наш университет перед тем, как перевести книгу о католицизме, представил ее в Риме. В этой книге Католическая церковь сама представила свое вероучение. Я видел также, что ответы на вопросы о православии кто-то перевел на персидский язык. Если мы сделаем так, что одна шиитская книга будет напечатана и издана христианской церковью, а в ответ в Иране издадут книгу по христианству — это будет хорошим шагом. В Иране, в Университете религий и мазхабов, создана подходящая атмосфера для сотрудничества в этой сфере и установления связей с церквями. Но мы нуждаемся в одном соглашении между православной церковью и Университетом религий. В то же время, взгляды обеих сторон будут более правильными. Мы можем исследовать христианство и Триединство с точки зрения ислама. Если достигнуть подобного соглашения, можно много сделать, что будет полезно для экспертов.

Ассирийская церковь Святой Марии в городе Урмия / источник фото: tavaana.org

Но как это может повлиять на взаимоотношения на уровне бытового общения и простого народа?

Достоинство российского общества в том, что народ очень много читает. Когда я еду в метро, вижу, что большинство людей в руках держат книги. Мы можем провести работу в общественных областях, чтобы было взаимопонимание. Во-вторых, необходимо привнести в университет изучение религий. В Университете религий и мазхабов уже третий год мы читаем курс о православной теологии. В российских университетах также могут выбрать два академических часа для исследования шиизма. На свои занятия я могу пригласить священника, и мы, например, изучаем ассирийскую теологию. В Университете Аль-Захра в Тегеране одна девушка написала кандидатскую диссертацию о несторианах и преподает сейчас в нашем университете дисциплину, связанную с Несторианской церковью. Другая студентка выбрала в качестве своей выпускной работы изучение православных икон. Теперь она рассказывает нашим студентам об иконах. В России также могут приглашать духовенство, чтобы одно-два занятия читать курс студентам. На следующем этапе эти можно включить в школьную программу и совместно подготовить учебники. Мы в университете сами определяем, на основе каких книг и источников преподаватель будет читать лекции. В России можно сделать то же самое. В нашем университете есть факультет, где преподается исключительно исследование шиизма. Другой факультет занимается исламскими школами. Представители православных церквей могут приехать в Иран и преподавать в нашем университете. Мы можем сесть вместе с суннитскими богословами в России и представителями РПЦ и создать проекты, которые растопят лед между двумя обществами.

Насколько иранское общество готово к ответному шагу?

В Иране знакомы с католической ветвью христианства, а также с армянским христианством, с православием мало кто знаком.

Фото из личного архива автора

Как обстоят дела с возможностью реализации подобных проектов в иранских школах?

Мы в Университете религий начали этим заниматься. Необходима пошаговая подготовка. Подготовленный проект нуждается в окончательном утверждении и реализации. Лично я во время занятий говорил, что не считаю, что христианство близко к нам, на западное направление этой веры мы знаем лучше.

Почему западная модель христианства изучена лучше?

Этот вопрос возвращает нас к движению за реформы и приходу христианства. Наибольшее количество миссионеров представляют протестантство, далее идет католицизм. Люди, приезжающие в Иран в силу экономических и политических связей местных чиновников с западными странами, представлены в обществе. Православное христианство себя не никак не презентует. Это довольно большая проблема. Православная церковь в Иране практически не проявляет активности. Но в стране есть от семи до восьми действующих армянских церквей, и я в них был. К примеру, в армянской церкви Тегерана священник раздает еду ради пророка Аббаса, который в шиизме причислен к лику святых. Таких примеров очень много и появляются они из ниоткуда.

Почему православные церкви неактивны в Иране?

У нас есть условия для деятельности церкви. Наш университет издал около пятисот книг, около трехсот из них о христианстве. Также православное христианство должно прийти и представить себя. Есть почва и области для знакомства, для того, чтобы о нем узнали в Иране. Архимандрит Александр был удивлен, когда узнал, что я уже 20 лет исследую православие, но не перешел в эту веру. Я ответил ему, что 35 лет своей жизни являюсь семинаристом. Эта религия в моей крови и в моей плоти, но я заинтересован исключительно в исследовании православия, поскольку считаю это направление прекрасным. Мои связи с нашей религией для меня проще, и мне лучше не переходить в православие. Не следует друг друга судить в таких вопросах. Эти области в современном обществе потерпели поражение.

Литургия в армянской церкви в Тегеране / источник фото: ana.ir

Сегодня православная церковь также не представляет свой «товар» лицом. Возможно, одна из причин — это политические проблемы. Во всяком случае, церкви, синагоги, мечети, храмы огня зороастрийцев сосуществуют в Иране спокойно и во взаимном уважении. Происходящее в нашей стране никак не связано с православной церковью. Эти люди являются членами общины «Раубани». У армян имеется три ветви: православная, протестантская и католическая. Со всеми у меня хорошие отношения. Законы каждой страны ясны и должны соблюдаться. В Иране христиане никогда не подвергались гонениям.

Православие и православные церкви вообще в Иране никак не действуют, при том, что в нашей стране нет никаких препятствий для этого. Если мы едем в другую страну, то должны уважать законы. Эта проблема везде одинакова. Я вообще не разделяю ничьих политических взглядов и стремлюсь к тому, чтобы эти две религиозные сферы лучше поняли друг друга и узнали, ведь никаких препятствий, в действительности, не существует. В Санкт-Петербурге одна дама написала и защитила диссертацию о Сейеде Муртезе Аллям-Альхода. Я сказал ей, в Иране мы обсудим возможность публикации ее научной работы. Это очень достойный шаг. В любом случае, мы готовы к сотрудничеству. Надеюсь, что эти шаги станут плодотворными для народов обеих стран.

 

Материалы по теме: 

Какие характерные особенности присущи иранскому шиизму?

Христианские храмы Ирана