Свой путь в далекую Россию первым из персидских шахов проложил Насреддин-шах Каджар (1831-1896). Балетные пачки и бравые русские казаки настолько поразили заморского правителя, что не только пришлись ко двору, но и попали в объектив фотокамеры шаха. Как именно русская культура впечатлила персидского монарха?

Насреддин-шах (в центре) среди представителей русской и английской знати в лондонском Альберт-холле, 1889 год / источник фото: wikipedia.org

 

Гарем в русских пачках

Ценитель западного прогресса, Насреддин-шах в 1873 году начал свое очное знакомство с Европой. По приглашению Александра II персидский монарх внес в список своих визитов и далекую Северную столицу. Именно здесь, в Петербурге, шах впервые увидел знаменитый русский балет. Балерины и их костюмы настолько очаровали шаха, что, вернувшись в Тегеран, он приказал облачить свой гарем в короткие пышные юбки, наподобие балетных пачек (персидское название — «шалитех»).

Впечатление от русского балета сподвигли шаха на то, чтобы нарядить гарем в пачки / источник фото: colinfalconer.wordpress.com

Эти юбки сочетались со штанишками, цветастыми жилетками, гольфами и атласными туфлями. Единственное, от чего женщины-мусульманки не отказались, это платок, покрывающий голову так, чтобы и шея, и уши оставались скрытыми от глаз. По той же причине фотографировал гарем только лично шах. Хотя в Тегеране уже существовали специальные фотоателье.

 

Персия в «росфокусе»

Пионерами персидской «фотолетописи» русские не стали. Камеру шаху вручила сама королева Великобритании, а первую фотостудию Тегерана основал француз, Франсис Карлиан (1858). Однако предприимчивые братья из России не спешили сматывать пленку. В 1883 году Антон Севрюгин с братом основали на паях свое столичное фотоателье. Оно быстро привлекло интерес аристократии. И путь к шахскому двору был открыт.

Парикмахер красит усы Насреддин-шаха. Фотография Антона Севрюгина / источник фото: iransegodnya.ru

С 1880-х годов Антон Севрюгин не сводил фокуса с персидского двора. Сменялись картины, но не придворный русский фотограф. В результате он был пожалован званием «хана». А немецкий историк Фридрих Сарр заказал Севрюгину поездку по югу и юго-западу Персии, чтобы запечатлеть памятники времен Ахеменидов и Сасанидов.

 

По русскому уставу да в персидские казаки

Вернувшись из поездки по Европе и России, Насреддинн-шах взял на вооружение не только русский балетный костюм, но и казачью шпагу. Причем в прямом смысле. Уже в 1879 году Россия впервые направила в Персию Русскую военную миссию. Задача была не из легких — по образцу «Терских казачьих частей» создать на месте «Персидскую казачью бригаду». По русскому уставу из местных мохаджаров [потомки абхазских горцев из числа мусульман, не принявших власть России и ушедших в Персию — прим. «Иран сегодня»], слывших здесь бездеятельными и разнузданными, подполковник Генштаба Алексей Домантович за 14 месяцев создал полк, полностью пригодный к строевой службе.

Персидская казачья бригада, 1909 год / источник фото: wikipedia.org

Смотром войска шах остался доволен. В результате приказал увеличить состав полка до 600 человек. Чем, впрочем, фактически положил начало конной казачьей бригаде. Обучали персидских казаков и поодиночке, и в строю. В качестве наибов [заместители начальника в средневековых мусульманских странах] — работали русские офицеры. «Заведующим обучением персидской кавалерии» назначался полковник русского Генштаба.

 

Самовар кипит, уходить не велит

Поразили шаха в России не только люди, но и смекалистые традиции «чаи гонять». Кипящий самовар с заварочным чайником сверху пришелся не только ко двору шаха, но и к целой провинции Гилян. Именно здесь в начале XX века, уже после самого шаха, стали выращивать первые урожаи собственного персидского чая. А в основу культуры чаепития была положена русская традиция.

Фабрика по производству самоваров в Тебризе / источник фото: irna.ir

Убедиться в этом можно, посетив музей истории Гиляна в городе Решт. Многие самовары здесь украшены заводским клеймом тульских фабрик. И хотя со времен Насреддин Шаха прошло немало лет, найти русский самовар в персидской столице не сложнее сегодня, чем отыскать здесь чайхану.

 

В узоре культур

Насреддин-шах в молодости, 1854 год / источник фото: wikipedia.org

Русский самовар и русская фотография в сегодняшнем Иране — живое свидетельство переплетения культур двух стран. Общая история нередко сближала их и разводила по разные стороны баррикад. Однако именно при Насреддин-шахе история дала положительный виток, и два государства культурно обогатили друг друга.

 

Материалы по теме:

Российский фотограф на службе Персии

История Персидской казачьей бригады

История самовара: от казачьего кипятильника до символа культуры Ирана