Во многих индоевропейских культурах существуют мифологические сюжеты, повествующие о могущественном змее или драконе, обрушивающем свою мощь на людей и герое-змееборце, побеждающем чудовище. К таковым, например, относятся известная нам по русским былинам история о Змее Горыныче и его победителе Добрыне Никитиче или миф о Геракле, укрощающем Лернейскую гидру. Такие сюжеты иногда имеют религиозный оттенок: убийство Георгием Победоносцем змея запечатлено на гербе Москвы, а покровитель Ирландии святой Патрик почитается в том числе как истребивший на этой земле змей. Главным драконом в иранской мифологии считается авестийский Ажи-Дахака.

Заххак на троне, фрагмент миниатюры / источник фото: wikipedia.org

 

Трёхпастый, шестиглазый

В Авесте, священной книге зороастрийцев, Ажи-Дахака называется «сильнейшим во Лжи» творением Ангра-Маинью. В «Замйад-яште», гимне, который описывает борьбу героев за Хварно — божественную сущность, обладание которой дает право властвовать над людьми, рассказывается, как Йима (герой Джамшид из Шах-наме) теряет это самое право. После этого его убивает Ажи Дахака, трехглавый змей, «коварный, криводушный». За потерянным героем Хварно устремляется верховное зороастрийское божество Ахура-Мазда и, угрожая огнем, мешает змею захватить его. Ажи-Дахака терпит поражение от героя Траэтаоны, который заключает его в жерле вулканической горы. В конце времен, когда силы добра и зла сойдутся в финальной схватке, Ажи-Дахака вырвется из заключения и погибнет от руки Керсаспы. Образ Траэтаоны также воспроизводит общий мифологический сюжет: образ этого героя, имя которого родственно слову «третий», убивающего чудовище, напоминает образ третьего сына, спасающего от опасности.

 

Чужеземный царь

В зороастрийской литературе на среднеперсидском языке образ могущественного дракона наделяется историческими чертами. Он превращается в чужеземного царя, врага истинной веры. Его имя приводится в списке других противников зороастризма: «Ахриман (авестийский Ангра-Маинью) пожелал, чтобы Беварасп („обладающий мириадой коней“, прозвище Ажи-Дахаки), Фрасиаг и Александр стали бессмертными, но Ормазд (Ахура-Мазда) сделал так, как всем известно (то есть не допустил их бессмертия)». 

Заххаку предсказывают судьбу, фрагмент миниатюры XVI века из «Шах-наме» / источник фото: metmuseum.org

Здесь в истории о драконе впервые появляется политический подтекст: врагами зороастрийской веры представляются чужеземные цари. Главными соперниками династии Сасанидов, сделавшей зороастризм официальной религией государства и активно покровительствовавшей созданию религиозной литературы, были Византия на западе и тюркские кочевые племена на востоке. В этом сюжете политические противники отождествляются с главными врагами истинной веры в мифологии — Александр ассоциируется с Румом (так называли Византию в средневековых текстах), а Фрасиаг является царем Турана, территорий на востоке, занимаемых кочевыми народами. Идентификация Ажи-Дахаки с каким-то конкретным противником в данном случае затруднена, однако образ царя-тирана, убившего благородного, но возгордившегося правителя, начинает складываться уже на этом этапе.

 

Захватчик-араб

В великой персидской эпической поэме «Шах-наме», повествующей об истории иранцев от «мифологического» периода до арабского завоевания, Фирдоуси, рассказывая об иноземном царе, многозначительно намекает на современные ему реалии. Экс-дракон превращается в сына Мердаса, правителя страны «Копьеносных наездников» (то есть арабов), и получает арабизированное имя Заххак. Изначально Заххак растет примерным наследником престола, однако его соблазняет Иблис (дьявол), явившийся к нему в человеческом образе. Иблис подговаривает Заххака убить отца и самому занять престол. Злой умысел дьявола успешно исполняется: Мердас гибнет в подготовленной сыном ловушке, Заххак занимает «аравийский престол».

Фаридун побеждает Заххака, фрагмент миниатюры VIII века / источник фото: wikipedia.org

Стремясь окончательно завладеть разумом юного правителя, Иблис принимает обличие повара и является ко двору. Согласно версии Фирдоуси, до этого момента люди питались только растительной пищей, поэтому Иблис повелел людям убивать птиц и животных, чтобы потом преподнести эту пищу царю. В первый день повар потчует Заххака желтками, затем — мясом птицы, барана, и, наконец, быка. Заххак наслаждается блюдами предприимчивого повара и спрашивает того о награде за кулинарные изыски. Иблис просит лишь одного — ненадолго прижаться к плечам правителя. После дьявольских поцелуев из этих мест появляются две змеи (отголосок «драконьего» сюжета), а кулинар таинственным образом исчезает. Но Иблис вновь возникает в образе лекаря и предлагает единственное, на его взгляд, средство: поскольку змей нельзя убить (как только их отрубали мечом, они снова появлялись), нужно постараться их усмирить. А для этого нужно ежедневно кормить каждую из них людским мозгом. 

В это время по сюжету «Шах-наме» в Иране правил благодетельный царь Джамшид, который возгордился собственным величием и от него отвернулся божественный Фарр (авестийское Хварно). Потеряв поддержку Бога, Джамшид ввергает свое царство во тьму, а сам удаляется оттуда. Заххак захватывает иранский престол, настигает Джамшида и убивает его. Царствование иноземного правителя продолжается тысячу лет, которые описываются как время «насилья и злобы». Ежедневно по царскому приказу убивают двух юношей, а из их мозгов готовят еду для змей. Со временем два мудреца Армаил и Кармаил проникают ко двору Заххака и разрабатывают метод спасения одного из обреченных на смерть юношей — смешивая мозги второго с овечьими.

Заххак, закованный в цепи Фаридуном, фрагмент миниатюры XVI века из «Шах-наме» / источник фото: wikimedia.org

 

Предвестник бунта

Однажды ночью тиран видит сон, в котором перед ним предстают три брата. Младший, вооруженный палицей с головой коровы наносит удар Заххаку и сдирает с него кожу. Проснувшись в ужасе, царь созывает жрецов и приказывает им растолковать сновидение. Один из них рассказывает Заххаку, что этот сон рассказывает о погибели правителя от руки героя Фаридуна. Тиран теряет покой и сон и расходует все силы на поиски своего убийцы. Он задумывает собрать огромное войско «из дивов и людей», чтобы удержать престол.

Ко двору Заххака является кузнец Каве и обращается к правителю с мольбой: пощадить его последнего сына, ведь остальные 17 уже были убиты. Царь неожиданно соглашается удовлетворить просьбу подданного, однако в обмен предлагает тому подписать и возгласить послание о том, что Заххак является праведным милостивым государем. Порвав это письмо, Каве выходит из дворца, срывает с себя фартук и водружает его на копье. Люди собираются вокруг кузнеца, который призывает их поднять восстание против Заххака и идти к Фаридуну. Фаридун идет на тирана войной и, в конце концов, побеждает его и заключает в цепи внутри горы Демавенд.

Гитлер в образе Заххака и Геббельс в образе Иблиса-повара / источник фото: blogs.bl.uk

 

«Шах-наме» на службе пропаганды

Иранцы активно использовали с детства известный им легендарный сюжет для описания современных им политических реалий. Уже в ХХ веке во времена Конституционной революции отношения восставшего народа и несправедливого правителя описывались в рамках истории о Заххаке из «Шах-наме», а одним из наиболее популярных националистических журналов было издание под названием «Каве». Воссозданию обстоятельств легендарного сюжета способствовал и тот факт, что в начале ХХ века на Демавенде периодически происходили небольшие извержения. 

История о победе Фаридуна над Заххаком нашла также интересное преломление в государственной пропаганде во время Второй мировой войны. В Иране была выпущена серия стилизованных под средневековые миниатюры изображений, на которых в образе Заххака был изображен Адольф Гитлер, Иблиса — Гебельс, а в образах трех братьев, которых тиран видит во сне, можно увидеть глав стран антигитлеровской коалиции.

 

Материалы по теме:

Что такое Туран, и какое он имеет отношение к Ирану?

Почему Иран всегда завоевывали другие народы?