С давних пор иранцы пользовались народными средствами, чтобы вылечить какой-либо недуг: мяту принимали для успокоения, цикорий — для очищения, а майоран — для поднятия настроения. Но в последнее время стремительный рост традиционной медицины привело к тому, что ее употребление становится все сложнее контролировать.

Шахла тащит за собой по мощеным улочкам Стамбула свой чемодан на колесиках, в котором лежат травы и другие растительные продукты, привезенные ею из Ирана для своей племянницы. Как только она приходит домой, она открывает чемодан и достает один за другим хну, чай, куркуму, корицу, травяные таблетки от гриппа и шампуни. Она извиняется за то, что не привезла болотную мяту.

Шахле, которую в шутку можно назвать энциклопедией народной медицины, шестьдесят с небольшим лет. Живет она в Тегеране. «Я редко принимаю химические лекарства от гриппа, вместо этого я пью отвар из болотной мяты или огуречника», — говорит она. «Мята также является хорошим обезболивающим. Если у вас перелом или ушиб, вы можете смешать ее с обжаренной мукой и маслом и втирать в больное место».

Многие иранцы больше доверяют специям и травам, нежели химическим лекарствам / flickr.com, автор фото: A.Davey

И так она поступает не только в случае гриппа. Шахла использует хну для укрепления корней своих волос и смешивает ее с кисломолочными продуктами, чтобы сделать маску для лица. Она говорит, что из хны можно создать хорошее средство от запаха ног, так как она убивает грибок. Шахла рекомендует настойку мяты от вздутия живота, добавляя вместе с тем, что настойка шиповника хорошо подходит женщинам после менопаузы, в то время как мята повышает температуру тела и совершенно непригодна для женщин, которых бросает в жар.

Она задумывается, прежде чем дать более подробную консультацию. «Настойка цикория очищает печень, майоран является отличным антидепрессантом, а куркума заживляет раны. После родов, женщины должны пить „качи“ — специальный суп, приготовленный из порошка куркумы, муки, масла, сахара и воды, который лечит все внутренние язвы».

Шахла является продолжательницей иранской традиционной медицины, существование которой насчитывает несколько тысяч лет. В то время, как в западной культуре люди склонны воспринимать использование трав в качестве «альтернативного» лечения, в современном Иране традиционной медицине удалось занять важную позицию: во все времена в большинстве иранских семей хотя бы одна полка всегда была выделена под травяные экстракты, порошки и настойки.

Сочетание полезных «охлаждающих» и «горячащих» ингредиентов являются неотъемлемой частью иранской кухни. Традиция сидения на корточках во дворе или на кухонном полу для приготовления свежей травы является фольклорным женским занятием; потребление зелени, по мнению и врачей, и бабушек, помогает излечить любой недуг, начиная от боли в суставах, заканчивая высокого уровня холестерина в крови. 

Однако не стоит полагать, что иранцы являются невосприимчивыми к современным достижениям медицины. Шахла использует инсулин против диабета. Но она совмещает прием лекарства с настоем корицы, что может быть хорошим примером сосуществования традиционной и современной медицины.

Сегодня в Иране насчитывается около 8 000 лекарственных растений, 2 000 из которых, по данным исследований Института леса и пастбища при Министерстве сельского хозяйства, растут исключительно в пределах страны. Кроме того, в лучших вузах Ирана, таких как Тегеранский университет и Университет Шахида Бехешти, существуют целые факультеты, посвященные традиционной медицине. 

Тем не менее это сосуществование было недавно подорвано благодаря резкому росту «аттари» — магазинов по продаже лекарственных трав и растений, что отчасти было вызвано ростом стоимости импортных лекарств после введения в 2012 году Соединенными Штатами Америки финансовых санкций.

Иранское аттари / kishclub.com

За последний год использование растительных препаратов, по данным управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, выросло на 13%, так как большинство фитопрепаратов, были произведены внутри страны. Поэтому нехватка импортных лекарственных средств, падение покупательной способности и рост безработицы создали благодатную среду для любительских «травяных лавок».

«Сегодня люди становятся лучше осведомлены о вреде химических препаратов и, следовательно, больше придерживаются фитотерапии», — говорит Али Джавади, приверженец традиционной медицины. «За последние десятилетия из-за введенных санкций стоимость лечения официальными препаратами существенно возросла. В итоге люди обратились к более доступному по цене лечению травами».

Министерство здравоохранения выражает беспокойство, что к ноябрю 2015 года треть из 15 000 аттари работали без лицензии. «К сожалению, некоторые люди, после нескольких месяцев работы в травяных лавках, прочитав пару книг о растительных препаратах, открывают собственное магазины без прохождения соответствующих правовых процедур», — говорит Хасан Бокхарэи, глава отделения Союза лекарственных растений в городе Мешхед — органа, который является ответственным за выдачу лицензий подобным заведениям. «За годы работы мы встречали обычных таксистов или владельцев обувных магазинов, которым не удавалось сводить концы с концами, в результате чего они открыли свои магазины».

Двадцатипятилетний Хамед лишь недавно начал управлять подобной травяной лавкой в Мешхеде вместо своего отца, который вел этот бизнес в течении 20 лет. Он весьма обеспокоен состоянием торговли: «Теперь у нас есть два вида аттари, — говорит он: те, что считаются профессиональными, и те, в которых продаются наркотики, включая метадон, трамадол, таблетки для прерывания беременности и т.д. Причем последние сегодня появляются, как грибы, и тем самым губят нашу профессию».

bazarganiana.avablog.ir

Чтобы получить лицензию, предпринимателям нужен диплом средней школы. Затем они должны обратиться в местный Союз лекарственных растений и прослушать годичный курс занятий, посвященный травам, их продаже, а также консультациям по состоянию здоровья. После нужно сдать экзамен при государственной сельскохозяйственной организации.

Марьям, специалист в области сельскохозяйственного машиностроения, открыла аттари в Мешхеде почти год назад. «Чтобы открыть магазин, требуется порядка $5000-6000, — говорит она, — однако с падением рабочего рынка на фоне увеличения безработицы, ваш магазин может приносить вам относительно хороший заработок».

Прогуливаясь по рынку в Мешхеде, можно найти аттари буквально через каждые 500 метров. На одном из таких полно записочек, сообщающих клиентам о том, что в наличие имеются средства от депрессии, ожирения, высокого кровяного давления, фригидности, рассеянного склероза и других заболеваний. Клиенты заходят по одному и объясняют свои симптомы человеку сорока лет и его жене, стоящей за прилавком.

Среди клиентов появляется подросток с угрями. «У меня они уже в течение двух-трех лет», — говорит он. «Врачи говорят, что это из-за полового созревания, и мне нужно принимать лекарства и запастись терпением. Но я готовлюсь к вступительным экзаменам в университет, и у меня нет времени для врачей».

Лавочник протягивает ему настойку и говорит ему, чтобы тот принимал ее перед завтраком. Он также советует ему выпивать стакан барбарисового сока каждый день и избегать острой пищи. «Надеемся, что твои урги исчезнут в течение двух месяцев», — добавляет он. «И никогда не ходи к врачам и не принимай химических средств. В отличие от фитопрепаратов, у химических много побочных эффектов».

Бокхарэи не отрицает эффективность травяных лекарств, но считает, что они должна дополнять, а не заменять обычные препараты. «Если их прописали по ошибке, лекарственные растения могут навредить», — предостерегает он. «Побочные эффекты фитопрепаратов очень ограничены, но все же при неправильном использовании они могут вызвать проблемы со здоровьем», — говорит он. «Некоторое время назад, один нелицензированный аттари продал клиенту вместо корицы марена, которая вызвала отравление. К счастью, случай был несерьезный, и клиент выздоровел через несколько дней. Однако мы закрыли этот магазин».

В  аттари продаются не только лекарственные травы, но и парфюмерия из трав / bazarganiana.avablog.ir

«Все продавцы трав должны предъявлять лицензию», — продолжает он. «За последние несколько месяцев мы стали инспектировать аттари тщательней, чтобы убедиться, что все травяные лавки прошли официальную проверку»

Однако «левые» магазины продолжают появляться. «Они начинают свой бизнес незаметно», — говорит Бокхарэи. «Мы физически не можем отследить их до тех пор, пока не к нам не поступает очередная жалоба». Вероятно, самой большой жертвой нелицензированных аттари являются официальные продавцы, которые пытаются сохранить свою репутацию и клиентов.

Аттари Хамеда не является одним из самых известных в Мешхеде, однако магазинчик существует уже давно и ему можно доверять. Сертификат от Союза лекарственных растений всегда висит на стене его лавки. Настойки мяты, тмина и цикория всегда аккуратно расставлены на полках, а травы, теряющие свой запах на свежем воздухе, такие как шафран и кардамон, хранятся в закрытых емкостях.

Хамед говорит, что клиенты доверяют его аттари, потому что он никогда не продает подделки или вызывающие зависимость препараты. Он добавляет, что его опыт в фитотерапии также позволяет советовать пациентам с серьезными заболеваниями обращаться к врачу. Помимо увеличения конкуренции, он жалуется, что клиенты иногда желают невозможного.

«Люди, которые в течение некоторого времени принимали химические препараты, но так и не добились желаемых результатов, обращаются к фитопрепаратам и ожидают, что их проблемы будут решены за короткий промежуток времени. Однако лечение травяными лекарствами требует большего времени», — говорит он. «Как и другие товары в Иране, цены на травы тоже растут, но люди не хотят принимать этого».

The Guardian