Западным компаниям, собирающимся выйти на иранский рынок, появился повод насторожиться: опрос, проведенный среди иранских потребителей, показал, что хотя возможности реализоваться у иностранных брендов существуют, однако местные производители просто так не сдадутся.

Транснациональным корпорациям так и не терпится поскорее захватить и Иран. Связано это с тем, что в свете отмены санкций, несомненно, появятся новые возможности в самых важных секторах этого восьмидесяти миллионного рынка, который, пусть и частично, но уже завоеван отечественными брендами. Однако хотя большинство отраслей отечественной экономики в соответствии с мировыми стандартами считаются неконкурентоспособными, они достаточно сильны, чтобы создавать как препятствия, так и возможности для всех остальных игроков на иранском рынке.

Иранцы одержимы идеей приобретения товаров зарубежных брендов. Однако согласно исследованию, основной целью которого было определить, какие марки продуктов иранцы используют в повседневной жизни, 95% иранского продовольственного и 80% фармацевтического рынков уже «захвачены» именно иранскими компаниями. Также, по данным соцопроса, проведенного в октябре 2015 года канадской компанией IranPoll.com, сегодня иранские бренды главным образом доминируют в области товаров для ухода за волосами, продуктов, одежды и транспорта.

Иранский магазин / flickr.com, автор фото: Ninara

Устойчивость местных компаний обусловлена от части тем, что Иран в течении долгого времени был вынужден отстаивать свою самостоятельность, не смотря на ужесточение международных санкций. В итоге иранское правительство поставило страну перед целью достичь экономической самодостаточности, следуя политике импортозамещения и вводя высокие пошлины на многие импортные товары. Это способствовало развитию отечественной промышленности.

Рынок иранской пищевой индустрии переполнен такими отечественными товарами, как, например, снэки компании Maz Maz, кетчуп от Delpazir и молочная продукция Kalleh. «Одним из самых больших преимуществ иранских продовольственных брендов до недавнего времени являлась их стоимость, относительно продуктов иностранных марок», — заявил Ибрагим Мохсени, научный сотрудник Мэрилендского университета, изучающий общественное мнение на Ближнем Востоке: «во многих странах, граничащих с Ираном, такие международные бренды как Pepsi, Coca-Cola, Nestle, Kraft или Heinz практически не имеют конкурентов. В Иране же все по-другому. Сильная конкуренция среди своих производителей отличает Иран от других стран Ближнего Востока и Северной Африки. Потому что другие страны даже не пытались конкурировать с западными брендами, в то время как в Иране почти на каждый иностранный продукт можно найти отечественную альтернативу».

К примеру, образованная в 1980 году иранская компания Kalleh превратилась в одну из наиболее популярных продовольственных марок. Согласно оценке компании Euromonitor International, занимающейся исследованием рынка, сегодня Kalleh входит в список топ-50 мировых брендов, лишь на 2 позиции уступая Nutella и обгоняя Maruchan, известную компанию по производству лапши. В 2014-15 годах [по иранскому календарю год начинается в марте, — прим. Иран сегодня], располагая заводами по всему Ирану и в Ираке (в том числе в городах Кербела и Эн-Наджаф), Kalleh экспортировала около 600 тонн молочной продукции в сутки в соседние страны и, в результате, получила $205 млн. выручки. Однако, несмотря на ошеломляющий успех, генеральный директор и основатель компании Голям-Али Сулеймани не намерен останавливаться на достигнутом и собирается увеличить доход компании до $300 млн. к концу текущего года. И хотя компания Kalleh не смогла приобрести новейшее оборудование по изготовлению сыра в связи с санкциями, ей удалось заполучить поддержанные станки, благодаря которым сегодня Иран может побаловать своих гурманов как чеддером, так и пармезаном или гаудой.

Иран славится обилием своих брендов на рынке фастфуда / flickr.com, автор фото: Ahmed Sagarwala

Невзирая на успех традиционного иранского экспорта, большинство иранских брендов, пытаясь достигнуть международных стандартов, столкнулось с проблемой устарелого оборудования. Происходит это потому, что иранские власти, выбрав политику протекционизма, снизили способность отечественных компаний конкурировать в условиях открытого рынка. «Говоря об иранских товарах, надо признать, что основной их проблемой является качество, хотя все они не уступают многим иностранным брендам продовольственных товаров, ковров и изделий народных промыслов», — сказал Али Хэйдархай, офис-менеджер в Тегеране: «К сожалению, в связи с условиями производства, мы не можем производить высококачественные изысканные товары, которые могли бы привлечь внимание местных потребителей».

Некоторым транснациональным корпорациям удалось сохранить свое присутствие в Иране, несмотря на введенные санкции. Согласно исследованию, сегодня именно компании Samsung, LG и Sony доминируют на иранском рынке аудио и видео систем (93% ), мобильных телефонов (97%) и мелкой бытовой техники (63%).Опрос также показал, что 58% иранцев считают, что увеличение импорта товаров иностранного производства пойдет на пользу экономике страны. Особое предпочтение при этом отдавалось немецким, японским, французским и американским товарам, в то время как китайские бренды были оценены как «некачественные». Напомним, что в разгар санкций в 2013 году Китай экспортировал товаров на $13,7 млрд. в Иран, став крупнейшим в стране источником импорта.

Любопытно, что потребительские вкусы дореволюционного Ирана так крепко осели в повседневной речи: сегодня иранцы называют подгузники «Pampers», бритвы — ‘Gillettes’, стиральный порошок — ‘Tide’, а салфетки — ’Kleenex’.

«Иранцы устали от неконкурентоспособного отечественного рынка», — сказал соучредитель IranPoll.com Амир Фарманеш, отметив иранскую автомобильную промышленность, известную изрядным выбросом газов в атмосферу и чрезмерным потреблением бензина. «Они думают, что усиление конкуренции подтолкнет иранские компании к повышению качества выпускаемой продукции» — добавил он.

«Однако приток иностранных фирм в Иран станет серьезной проблемой для всех отечественной предпринимателей» — добавил Мохсени: «даже если новым брендам придется бороться против местной бюрократии и с отсутствием знаний рынка, они с легкостью обанкротят ряд иранских компаний, чем только поспособствуют росту уже высокого уровня безработицы в стране».

В любом случае все это ставит правительство Ирана перед задачей стимулирования роста качества продукции, смиряясь с политикой шоковой терапии. Президент Хасан Роухани также сталкивается с давлением со стороны корпоративных компаний, как и окологосударственных групп, контролирующих ключевые отрасли промышленности Ирана.

Президент Ирана Хасан Роухани и Владимир Путин / wikipedia.org

«Такие мощные организации безусловно будут нападать на Рухани и требовать импорта иностранной продукции, не только выступая за создание новых рабочих мест для иранцев на территории Европы, но и ставя под угрозу культурные и религиозные ценности Ирана», — сказал Мохсени.

Чтобы облегчить подобное давление и сохранить рынок труда, Рухани, конечно, может занять протекционистскую позицию и вновь ввести более высокие пошлины на импортную продукцию. Но это свело бы на нет большую часть выгод от ядерной сделки в глазах иранских граждан, многие из которых, как показывает опрос, выступают за ввоз западных товаров в страну.

«Это ставит президента перед достаточно сложным решением», — сказал Мохсени. «Роухани будет нелегко балансировать между спросом иранских потребителей на более качественные и рентабельные товары и созданием новых рабочих мест».

The Guardian

Читайте также:

Иранки против жительниц Саудовской Аравии: сравнение агентства Bloomberg

Здоровье в травах: традиционная медицина обретает популярность в Иране