В 1933 году в тегеранских кинотеатрах появился фильм «Лурская девушка» (Dokhtar-e Lor). Это был первый звуковой фильм в истории иранского кинематографа — впервые в кинозале с экрана прозвучала персидская речь. Однако картина принесла автору и не только славу, но ряд неожиданных проблем.

Оглушительный успех «Лурской девушки» привел в настоящее замешательство дистрибьюторов американских фильмов — они стали опасаться конкуренции со стороны местной продукции. Абд ал-Хусейн Сепанта, написавший сценарий к фильму, а также сыгравший в нем одну из главных ролей, был вынужден покинуть Иран, так и не осуществив ни одной из своих задумок: в первую очередь его интересовали биографические картины о Фирдоуси и Омаре Хайяме. Недостаток поддержки со стороны правительства (изначально именно оно выступило заказчиком фильма о Фирдоуси), а также противодействие со стороны поставщиков зарубежных фильмов вынудили Сепанту завершить кинематографическую карьеру.

Кадр из фильма "Лурская девушка" / Источник: wikipedia.com 

Следующий иранский звуковой фильм появился спустя более чем десятилетие. Исмаил Кушан, работавший на одной из берлинских киностудий, сначала решил запустить в Иране зарубежный фильм — он приобрел копию картины «Первое свидание» (Premier Rendez-vous) с Даниэль Дарьё в главной роли, озвучил его по-персидски в Стамбуле и выпустил в прокат в Тегеране под названием «Сбежавшая девушка» (Doxtar-e Farārī). Картина пользовалась успехом у зрителей, поэтому Кушан решил снять собственный звуковой фильм. Снятая им лента «Водоворот жизни» (Tufān-e Zendegī) не снискала большой популярности, однако предприимчивый Кушан продолжил вкладывать деньги в местный кинематограф в расчете на скорую прибыль. Он основал первую в Иране киностудию Pars Film и выпустил на ней два весьма заурядных фильма: картину «Опозоренная» (Šarmsār) — историю о крестьянской девушке (ее роль исполнила популярная певица Делькаш), «золотой» голос которой приносит ей успех на радио, и «Мать» (Mādar) с той же Делькаш и другим известным исполнителем Камар ал-Молук Вазири в главных ролях.

Кадр из фильма с участием певицы Делькаш / Источник: youtube.com

В 1950–60-х годах набирает обороты производство картин на исторические и эпические сюжеты. Пионером в этой области был Носраталлах Мохташам, снявший в 1952 году фильм «Ага Мохаммад-хан» об основателе династии Каджаров. В это же время на экранах появляются картины «Знаменитый Амир Арсалан» (Amīr Arsalān-e Nāmdār), основанная на народном эпосе об Амире Арсалане, «Восстание Пишавари» (Qiyām-e Pīšāvarī), сатирическое изложение событий 1945–46 годов в иранском Азербайджане — попытки образования автономной республики Азербайджан и вхождения ее в состав СССР.

Фрагмент афиши фильма "Вечеринка в геенне" / Источник: wikipedia.com

Первым по-настоящему звездным иранским режиссером считается Самуэль Хачикян. Известность ему принесли фильмы в жанре триллер, за что он был удостоен прозвища «Иранский Хичкок». Его картины «Потоп в нашем городе» (Tufān dar Šahr-e Mā) и «Сокровище Каруна» (Ganj-e Qārun) собирали рекордные суммы в прокате. Хачикян также обратился к использованию в кинематографе сюжетов из современной литературы: в 1958 году на экраны вышел кинофильм «Благородный бродяга» (Lāt-e Javānmard), основанный на повести Садека Хедаята «Даш Аколь». Настоящим открытием стала его черная комедия «Вечеринка в геенне» (Šab-nešīnī dar Jahannam), выпущенная в 1957 году. Картина не только имела большой успех у иранских зрителей, но и была включена в конкурсную программу Берлинского кинофестиваля 1958 года, став первым фильмом на персидском языке, удостоенным такой чести.

 

Материалы по теме:

История иранского кинематографа: от немых картин до эры звука