Спустя долгие годы тайных показов индустрия моды начинает активно развиваться, демонстрируя, что и исламский дресс-код можно соблюдать стильно.

На севере Тегерана в историческом районе Gheytarieh в премиум фитнес-центре Oxygen собрались 20 мужчин, одетые в одинаковые черные футболки с белой надписью DFW, что означает - неделя моды Darab. 

До следующей осени Oxygen станет местом, где мужчины-модели будут практиковаться в хождении по подиуму под руководством профессионального тренера, который будет готовить их к будущим кастингам. 

Все модели показали впечатляющий результат к концу первого дня тяжелой работы. Мужчинам предстоит заключить контракты для участия в следующем фестивале Darab, который состоится в сентябре в отеле Esteghlal.

Спустя почти три десятилетия упорной борьбы и сопротивления, мода в исламской республике все-таки приобретает твердую почву под ногами. И так как в Иране теперь проходит все больше показов, потребность в новых моделях значительно увеличилась.

Большинство моделей из Oxygen работают в Behpooshi, которое может стать одним из первых официальных модельных агентств в Иране. Сегодня здесь числится около 50 мужчин и 30 женщин.

Директор Behpooshi Шариф Разави сообщил газете The Guardian: «Я совершенно не преувеличу, если скажу, что иранская мода пережила настоящую революцию за 2015 год. Если за последние 30 лет в стране прошло всего 10-15 показов, то в прошлом году состоялось около сотни таких мероприятий».

Агентство Behpooshi открылось 7 лет назад, но как и любая другая организация, связанная с индустрией моды, оно действовало подпольно. Затем спустя два с половиной года Разави направил письмо в офис духовного лидера аятоллы Али Хаменеи, в котором поинтересовался, есть ли закон, запрещающий моду в Иране. На его счастье такого не было. Разави продолжил обсуждение данного вопроса с работниками Министерства культуры и исламской ориентации, что открыло двери для индустрии моды.

«Раньше, если бы я сообщил властям о том, что хочу основать модельное агентство, меня бы никто и слушать не стал, но все изменилось», - говорит модельный агент Шариф Разави.

Райан Багдади – один из 20 мужчин, работающих в Oxygen. В свои 23 года он уже пользуется большой популярностью, особенно если взглянуть на количество его подписчиков в Instagram.  «Теперь мода – это моя работа, и я отношусь к ней со всей серьезностью. Когда ты работаешь моделью, многое для тебя становится под запретом, например, фастфуд или газированные напитки. Ты всегда должен следить за тем, что ты делаешь и что ты ешь», – рассказывает Багдади.

Недавно он участвовал в тегеранской неделе моды, которая проходила в роскошном торговом центре Sam на одной из самых дорогих улиц города Fereshteh. Багдади отметил, что за последние несколько лет в стране произошли значительные изменения: «Теперь государство выдает каждой модели разрешение, и те, кто хочет участвовать в публичных мероприятиях и показах, должны сделать запрос на получение разрешения или идентификационной карты. Подпольная мода исчезает». У Багдади уже был опыт участия в международном показе в Дубаи, когда он представлял работы дизайнера Рахиля Хесана, который является наполовину иранцем.

Махан Фарохмехр, исполнительный директор фестиваля Darab, говорит: «За последние два года обстановка в стране изменилась в лучшую сторону. Министерство создало орган, который будет регулировать индустрию моды в Иране и давать разрешение на организацию мероприятий. То, что тайно происходило два года назад, теперь открыто публике». Фарохмехр добавил, что на неделе моды Darab будут представлены работы молодых иранских дизайнеров, включая Мохсена Асгари и Неду Садеги.

Стоит отметить, что мужчинам не разрешается посещать женские дефиле, несмотря на то, что представительницы прекрасного пола могут присутствовать на мужских показах. Хотя мероприятие будет проводиться открыто, вход возможен только по пригласительным билетам. Фарохмехр уточняет: «У нас недостаточно места, чтобы позвать всех желающих на показ, так как на мероприятии уже собираются присутствовать 2700 человек».

Однако еще не все иранские модели подали запрос на получение разрешения. 28-летний Дана Машалапур уже достиг многих успехов в своей работе, но его ни разу не приглашали на иранские показы, несмотря на многократное участие в международных дефиле.

«В Иране начинают серьезно относиться к моде, и это хорошо. Всего несколько лет назад еще не было так много людей, заинтересованных в индустрии моды. Идет крупная волна, но мы должны быть осторожны и все делать правильно», - говорит Машалапур.

Сегодня Машалпур – лицо компании Dorsa, выпускающей различные изделия из кожи. Как минимум восемь раз он появлялся на больших рекламных щитах в Тегеране, представлял швейцарский бренд Davidoff в Дубаи и рекламировал мужскую одежду итальянского бренда Pal Zileri в Иране.

«Да, в сфере моды определенно произошел прогресс, однако все еще приходится сталкиваться с некоторыми трудностями. Некоторые до сих пор негативно относятся к моде в Иране. Но у этой страны огромный потенциал; модели работают с большим энтузиазмом и стремятся поехать в другие страны», – говорит Дана Машалахпур.

Модный бум воодушевил таких независимых дизайнеров, как Фарназ Абдоли и Салар Бил. Компания Абдоли Pooshema специализируется на женской одежде, например, манто, которые многие иранки носят вместо традиционной чадры, полностью закрывающей девушку с головы до ног. Многие иранки даже носят укороченные манто, яркие и современные.

Недавно Pooshema участвовала в неделе моды в Ванкувере. Задолго до того, как власти смягчили своё отношение к моде, компания Pooshema (ранее известная как Poosh) прославилась своей одеждой в интернете. «В те времена порядки были намного строже, и всего несколько людей занималось проведением недель мод. К счастью, сейчас все меняется. Сегодня уже трудно сосчитать, сколько людей работает в индустрии моды», - сообщает Фарназ Абдоли.

Она добавила, что очень удивилась, получив такое большое количество писем из-за границы. Абдоли сказала: «Когда люди видят нашу одежду, они поражаются. Все считают, что в Иране женщины носят никабы, и не могут поверить своим глазам, когда видят наших моделей, и какую одежду мы создаем».

The Guardian