Как и большая часть исторических понятий, термин «нация» чаще является инструментом политики, нежели науки: он не стремится к тому, чтобы обозначить нечто, а производит действие. Говоря о «нации», споря о ней или взывая к ней, стремятся, например, образовать некую политическую общность, добиться консолидации людей, включения в состав сообщества новых групп или исключения других групп, ограничения доступа к ресурсам для одних и расширения его для других. Поэтому применительно к термину «нация» следует говорить не о том, когда она появилась, а о том, когда о ней заговорили.

Иран вступил в эпоху строительства нации и национализма в XIX веке, уже располагая богатой культурной традицией и инструментами исторической памяти. Новые западные идеи, распространившиеся там с конца XVIII века, придали новый импульс и адаптировали уже существовавшие концепции иранской идентичности, развивавшиеся на протяжении столетий. Современные идеи нации, национализма и национальной идентичности как совокупность чувств о нации и современном национальном государстве, укрепили широкий спектр мотивов, развивающих понятие «иранская идентичность». Эти новые идеи также привели к трансформации идентичности людей от субъектов (ra’āyā) к гражданам (с недавно придуманный термином šahrvandān). Кроме того, с такими изменениями в гражданском сознании, чувство патриотизма отделялось от религиозных чувств, а лояльность по отношению к нации приобрело новое политическое значение.

Термин «нация» чаще является инструментом политики, нежели науки / shakhesnews.com

Новые идеи нации и национализма в этот период были реконструированы и распространены в основном той частью общества, которая имела политические, коммерческие и культурные контакты с Западом. Термин «нация» в его современном использовании, является производным от латинского Natio (группа людей связанных по рождению или по месту происхождения), использовавшегося в различных европейских языках преимущественно в XVIII–XIX веках. В персидском языке термин Mellat получил распространение в качестве эквивалента термина «нация» в XIX веке. Это слово до тех пор использовалось для обозначения любого религиозного сообщества, а более конкретно, последователей веры, обладающих священной книгой (Ahl-e Ketāb: мусульмане, иудеи, христиане и зороастрийцы). Современная концепция «нации» возникла из концепции религиозной общины в два этапа: сначала была построена понятие «иранской мусульманской нации» путем добавления слова «Иран» к традиционному понятию мусульманской религиозной общины (Mellat-e Mosalmān) для обозначения иранской составляющей религиозной общины (Mellat-e Mosalmān-e Irān). Вскоре после этого, оставляя религиозный компонент, это понятие превратилось в термин «иранский народ» (mellat-e Irān). Эта концептуальная метаморфоза термина привела к новому прочтению слова mellat в современном смысле — термин стал идентичным европейскому понятию «нация».