Представьте себе, что вечером вы гуляете по тротуару одной из центральных улиц иранской столицы, например, по Валиаср, и вдруг мимо вас по проезжей части медленно проплывает огромный кабриолет Кадиллак 1950-х годов. За рулем восседает водитель среднего возраста с довольным выражением лица. Еще бы — все внимание проходящих мимо мужчин, да и женщин тоже, направлено на него и его автомобиль. 

Выставка классических авто в Тебризе / источник фото: mehrnews.com

Редкая даже для автомобильной Америки того времени модель с откидным верхом всегда вызывает неподдельный интерес и восхищение великолепным состоянием и красным лакированным кузовом. Можно лишь гадать, сколько средств было затрачено хозяином этого красавца, чтобы любимое авто было на ходу и выглядело так презентабельно спустя полвека после схода с конвейера где-то в Детройте. 

Но это не единственный «олдтаймер» в иранской столице. Другой не менее редкий экземпляр американского автомобилестроения можно увидеть на дорожках парка, окружающего бывший шахский дворец и современный музей Саадабад. Открытый Шевроле розового цвета, выпущенный в 1959 году, возит посетителей музейного комплекса по парку.

Старый Мерседес на площади Хафте-Тир в Тегеране / фото из личного архива автора

Этот автоветеран внешне выглядит явно хуже того, который встречается на Валиасре. Видимо, финансовые возможности владельца раритетного Шевроле уступают тем, которыми располагает владелец Кадиллака. Но внешний вид машины совсем не останавливает пассажиров, готовых заплатить водителю серьезную сумму.

Сказать, что мужское население столицы любит редкие старые автомобили — не сказать ничего. Иранские мужчины их попросту боготворят и тщательно ухаживают, подкрашивая и полируя свою любимую игрушку, поддерживая ее на ходу.

Выставка автораритетов в Ширазе / источник фото: shiraze.ir

Большинство «олдтаймеров» попали в Иран еще в шахский период, т.е. до 1979 года. С тех пор запчастей для «старичков» в продаже не прибавилось. Откуда энтузиасты автомобильной старины берут запчасти для своих любимцев, неизвестно. На одной из выставок автораритетов, которые регулярно проводятся в Тегеране, я задавал этот вопрос владельцам машин. В ответ неизменно получал саркастическую улыбку.

Более тщательные изыскания показали, что большинство из них приобретали запчасти на зарубежных аукционах или заказывали через интернет. Другие делали реплики, т.е. хорошую имитацию узлов и агрегатов. Некоторым счастливчикам даже удавалось найти «машины-доноры», дошедшие до наших дней в разной степени сохранности.

Старый Мерседес на площади Хафте-Тир в Тегеране / фото из личного архива автора

Однажды вечером на оживленной площади Хафте-Тир я увидел невероятную картину. К кафе, где собираются любители покурить кальян и поболтать, один за другим подъехали несколько легковых Мерседесов разного цвета. Водители и пассажиры поспешили в заведение к уже дожидавшимся их кальянам.

Обычная вечерняя сценка, если не считать того, что все Мерседесы были примерно 1938 года выпуска или чуть моложе —лет на 5-7... В великолепном состоянии, с салоном, обитым красной сафьяновой кожей и отделанным хромированными накладками, на них не было ни единой детали, о которой знатоки автостарины могли бы пренебрежительно бросить: «новодел»! Все настолько точно восстановлено или сохранено, что, кажется, сейчас из раритетного авто выйдет кинематографический Штирлиц в черном пальто.

Кафе в Тегеране, где собираются любители классических авто / фото из личного архива автора

В кафе мне поведали, что этот автопарк принадлежит весьма состоятельному предпринимателю, который сдает его для организации пышных празднеств. Фамилию владельца коллекции мне не раскрыли, но сказали, что если я вдруг надумаю жениться, то могу смело обращаться в это кафе: самый уникальный автотранспорт столицы будет в моем распоряжении. Правда, предупредили, что обойдется это весьма недешево. Но что поделаешь, антиквариат везде стоит дорого.