«У царя всегда была нужда в людях умных и проницательных и в мужах, сильных советом и суждением. И порядок этот держался до времени султана справедливого Ямин ад-даула Махмуда ибн Себуктегина. А после него пришли Сельджуки — а то были жители пустынь и не ведали они установленных распорядков и высокого наследия венценосцев», — писал Низами Арузи Самарканди в своем сочинении «Собрание редкостей или четыре беседы», рассказывая о культуре придворных обычаев. Но был ли в действительности Махмуд (971-1030), основатель династии Газневидов, справедливым правителем и покровителем «мудрых и проницательных мужей» или таковым он стал только в хвалебных сочинениях ностальгирующих потомков?

Махмуд Газневи / источник фото: wikipedia.org

 

Из тюркских рабов

В IX–X веках основной силой армий мусульманских правителей становятся тюркские наемники: из мальчиков, купленных на невольничьем рынке, набираются целые соединения, которые после соответствующего военного воспитания включаются в наиболее боеспособные армейские части. Их растущее военное значение сказывается и на политическом весе их военачальников — многие из них начинают играть важную роль при дворе правителей.

Во второй половине Х века государство Саманидов (819-999), главная политическая сила восточных территорий мусульманского мира, начало резко ослабевать. После смерти эмира Абд ал-Малика ибн Нуха в 961 году начальник тюркских отрядов Алп-тегин вынужден был бежать в город Газну после неудачной попытки возвести на престол своего кандидата. Там он избавился от наместника и стал править в качестве вассала Саманидов. Так продолжалось в течение нескольких десятилетий — пятым среди тюркских правителей Газны стал Себуктегин, которого, согласно легенде, Алп-тегин купил на невольничьем рынке. Тот правил Газной в течение почти 20 лет и носил титул «величайшего защитника» (al-ḥājib al-ajall).

Границы Газневидского государства / источник фото: wikipedia.org

 

Новый правитель

Его сын Махмуд еще при жизни Себуктегина стал главнокомандующим саманидской армии в Хорасане. В те времена Саманиды испытывали серьезные проблемы с племенами Караханидов на востоке и единственной силой, готовой успешно противостоять армиям тюркских кочевников, были армии Себуктегина и его сына. После смерти отца Махмуд без особых трудностей сохранил за семьей титул правителя Газны. Государство Саманидов находилось в состоянии глубокого кризиса, поэтому Махмуд без труда подчинил все их земли южнее Сырдарьи, а также получил официальное подтверждение своей независимости от аббасидского халифа. 

 

Борец за веру

Махмуд построил свое государство, опираясь на армию, которая в основном состояла из тюркских частей, дополненных контингентами арабов и дейлемитов. Он продолжил военные кампании своего отца в северной Индии — эти походы против немусульманского населения привлекали большое количество добровольных «борцов за веру», а также приносили значительное пополнение в казну и трофеи для солдат. Кульминацией индийских кампаний стала атака и разграбление знаменитого индуистского храма Сомнатха. Считается, что этот поход обогатил казну Махмуда на 20 млн динаров, само здание храма при этом, как считается не сильно пострадало (если не считать вывезенных из него драгоценностей). Эти кампании принесли Махмуду славу «воина джихада», однако исследователи считают, что первоочередной его задачей в Индии было не обращение местного население в ислам, а накопление богатств. Данная гипотеза подтверждается тем, что походы правителя Газны не привели к исламизации северной Индии, которая началась только в XIII веке.

Первый поход Махмуда Газневи в Индию (иллюстрация из книги) / источник фото: wikimedia.org

На западе войска Махмуда устремились в земли, до этого находившиеся под властью династии Буидов. После взятия Хорезма, газневидский правитель направил свои армии в город Рей, столицу Буидов. Эта кампания проводилась также под заменами «правоверного ислама» — Буиды были шиитами, а, следовательно, врагами суннитского мира и его главы, аббасидского халифа. После взятия Рея в 1029 году Махмуд не остановился, а продолжил свои успешные походы против населявших горные районы дейлемитов и курдов.

 

Поэт и правитель

С именем Махмуда связана легендарная история о создании великой персидской эпической поэмы «Шахнаме». Как сообщается в этой истории, у Фирдоуси (935-1020) была единственная дочь, которую он хотел обеспечить солидным приданым. Поэт стал думать, как бы заработать необходимую сумму, и решил написать большую поэму, предварительно найдя богатого и щедрого заказчика. Наиболее могущественным и щедрым правителем его эпохи был султан Махмуд, потому поэт и отправился к его двору. Добившись аудиенции у правителя, Фирдоуси пообещал написать поэму о великих царях прошлого, а в награду ему обещали немалую цену — по одному золотому динару за каждый бейт.

Крепость и два минарета в Газне, построенные в эпоху правления Газневидов (картина Дж. Эткинсона, 1839) / источник фото: wikipedia.org

Фирдоуси удалился в свое поместье и принялся за работу. Более 30 лет он неустанно трудился над выполнением заказа. Их результатом стала огромная поэма длиной в 60 тысяч бейтов (парных строк). Труд был отправлен ко двору Махмуда, однако правитель не согласился платить оговоренную цену — то ли по наущению визиря, то ли из-за зависти придворных поэтов, то ли просто потому, что патронаж поэмы о великих доисламских царях Ирана не соответствовал образу «борца за веру», который он так усердно использовал. В результате Махмуд заплатил за каждый бейт по серебряной монете — дирхему. Сумма тоже была немалой, но, тем не менее, в 20 раз меньше оговоренной.

Когда гонцы Махмуда привезли Фирдоуси награду, тот находился в бане. Развязав один из мешков с монетами, поэт страшно разозлился тому, что правитель не сдержал своего обещания. Раздосадованный Фирдоуси разделил полученный гонорар между гонцом, банщиком и продавцом прохладительного хмельного напитка фукка. А после этого поэт написал гневный пасквиль в адрес Махмуда, в котором попрекал правителя рабским происхождением, а также утверждал, что тот, в чьих венах нет ни капли царской крови, недостоин рассказов о великих владыках древности. После таких слов Фирдоуси вынужден был скрываться от гнева всемогущего правителя и лишь спустя долгое время смог вернуться в родные края. 

Фрагмент миниатюры, изображающей Фирдоуси среди придворных поэтов Газневидов / источник фото: wikipedia.org

Тем временем Махмуд, вернувшись из очередного индийского похода, осадил крепость одного из местных правителей. Он не хотел доводить дело до кровопролития и послал гонца с требованием о выплате дани. Дожидаясь возврата посла, Махмуд поинтересовался у визиря, что тот думает об ответе осажденных. Визирь воскликнул:

Если не по нраву будет мне ответ,
То вот я с палицей, готов биться с Афрасиабом.

Махмуд поинтересовался, что это за чудесные стихи, пробуждающие в людях мужество? Ему ответили, что автор этих строк — «бедняга Фирдоуси». Правитель страшно смутился, что не одарил великого поэта по заслугам и велел отправить в Тус, родной город Фирдоуси тканей цвета индиго на 60 тысяч динаров. Но когда караван с дарами Махмуда входил в одни городские ворота, из других вышла погребальная процессия, несущая тело Фирдоуси.

Мечеть и могила Махмуда Газневи в Афганистане (литография Дж. Реттрея, XIX век) / источник фото: wikipedia.org

Несмотря на перипетии этой истории (скорее всего легендарной), Махмуд и его наследники были известны как покровители науки и поэзии. При дворе Газневидов трудили великие поэты Фаррухи и Унсури, историк Бейхаки, философ и ученый Ибн Сина. Однако главной заслугой Махмуда было создание огромного государства, подчинившего себе восток мусульманского мира. Ведь со времени образования халифата никому другому не удавалось собрать под своим контролем территорию больше, чем земля халифов на пике их могущества.

 

Материалы по теме:

Почему Фирдоуси считается родоначальником современного персидского языка?

Придворное искусство. Непростое ремесло поэта в Иране