С помощью своих мрачных работ молодой фотограф привлекает внимание общественности к проблеме глобальных изменений климата в Иране. Он уже посетил озеро Урмия и Персидский залив.

 Озеро Бахтеган в провинции Фарс / источник фото: инстаграм Ако Салеми

The New Yorker рассказывает о работах фотографа Ако Салеми, родившегося на севере Ирана вблизи одного из притоков озера Урмия. 

Свои первые снимки Ако сделал ещё будучи подростком. Первой темой его любительских работ стала расположенная неподалеку от его отчего дома река, от которой сегодня осталось лишь грязное пересохшее русло. Из-за глобальных изменений климата родные места Ако, как и большинство регионов Ближнего Востока, страдают от постепенного иссушения. В озере Урмия, которое в прошлом было шестым по размеру соленым озером в мире, сохранилось лишь 10% воды от объема 1970-х годов. Тем временем, на южном побережье Ирана, где находится большая часть нефтедобывающих предприятий страны, к концу века уровень воды может вырасти на 0,6 метра. Если эта тенденция сохранится, то из-за затопления к 2070-му году ежегодно сотни тысяч людей будут оставаться без дома. 

Салеми говорит, что многие его соотечественники плохо представляют себе, что такое глобальные климатические изменения. «Они знают о засухе и дефиците воды, но о причинах этих явлений они даже не догадываются», — сетует он.

Несколько месяцев в году плотину открывают и река Заянде наполняется водой. В остальное время в самой большой реке в Исфахане воды нет / источник фото: инстаграм Ако Салеми

Глубоко обеспокоившись этой проблемой, в прошлом году Салеми начал путешествовать по Ирану. Его цель — задокументировать пугающие последствия климатической катастрофы. На проект фотографа обратили внимание на Западе: его поддерживает Пулитцеровский центр освещения кризисных ситуаций.

Салеми решил начать работу с трех портовых городов на берегу Персидского залива: там он снял серию черно-белых фотографий, которые запечатлели медленное мрачное наступление воды. Если на снимках появляются люди, то, как правило, они скрыты в тени или же одиноко стоят вдали от камеры — одинокие силуэты на фоне безграничной равнодушной стихии. Пара рыбаков на фоне пылающих на горизонте огней нефтезавода месторождения Южный Парс, женщина в хиджабе, почти полностью скрытая водой, держащиеся за руки девочки-близнецы на одном из пляжей — вот лишь некоторые кадры, символически отражающие незаметные изменения климата.

Протяженность морского побережья на юге Ирана составляет 1400 километров. Рост уровня воды в море угрожает множеству местных городов и деревень / источник фото: инстаграм Ако Салеми

Затем фотограф отправился на север Ирана, в засушливые регионы, где и расположена постепенно гибнущая Урмия. Несколько десятилетий назад талая вода близлежащих гор питала озеро — благодаря этому в водоеме поддерживался необходимый соляной баланс. В Урмии обитал уникальный вид солоноводных креветок, в охоте за ними сюда регулярно прилетали стаи фламинго и пеликанов. Туризм, рыбалка и сельское хозяйство региона процветали. Однако в 1990-х в силу ряда факторов (стремительный рост населения, вырубка лесов, строительство дамб, неэффективные оросительные системы) озеро начало высыхать. В результате, из-за высокого содержания соли вымерли креветки, а затем начала рушиться вся экосистема Урмии.

В своих работах Салеми постарался отразить губительные последствия экологической катастрофы. На одной из них можно увидеть утонувший в соляных кристаллах якорь завалившегося на бок судна, а вдали — потрескавшаяся от жары и соли долина, усеянная такими же бесполезными ржавыми скелетами кораблей.

Озеро Урмия / источник фото: инстаграм Ако Салеми

Тем не менее, иранские власти предпринимают решительные шаги для восстановления экологии страны. Президент Хасан Рухани не раз заявлял, что, по его мнению, главной причиной глобальных климатических изменений является потребление ископаемого топлива. В прошлом году он подписал Парижское соглашение по контролю климатических изменений. По условиям документа, Иран обязался снизить объемы выбросов углекислого газа в атмосферу на двенадцать процентов.