«В землях Дамаска, Антиохии и Алеппо живет в горах некий сарацинский народ, который на своем языке называется ассасины, а у романских народов зовется людьми Горного Старца. Эти люди живут без всякого закона, вопреки сарацинскому обычаю едят свиное мясо и живут со всеми женщинами без разбору, в том числе с матерями и сестрами. Они обитают в горах и считаются непобедимыми, ибо укрываются в чрезвычайно укрепленных замках. Земля их не слишком плодородна, и они живут в основном за счет скотоводства. Они имеют меж собой повелителя, который внушает сильный страх всем сарацинским князьям, и ближним, и дальним, а также соседним христианским правителям, ибо имеет обыкновение убивать их удивительным образом».

Так в сочинении XII века «Славянская хроника» описываются ассасины, легенды о которых распространились в Средние века по всей Европе, а образ верных почитателей таинственного Старца Горы, беспрекословно выполняющих любые его приказания, прочно закрепился за ними. Большинство этих историй, которые принимаются многими за чистую монету, являются вымыслом.

Крепость сирийских исмаилитов Масиаф в Сирии / источник фото: flickr.com, автор Andrea Campi

 

Рождение легенды

Слово «ассасины» (от араб. ḥašīšiyya) первоначально использовалось в качестве уничижительного прозвища одного из течений исмаилизма (шиитское религиозное движение) — низаритов. Его значение («употребляющий гашиш») не обязательно понимать в прямом смысле, так как в текстах оно употребляется в значении «чернь, отбросы». Это слово, наряду с менее оскорбительными bāṭiniyya (приверженцы толкования «внутренних» смыслов) и malāhidа (отступники) употребляется противниками низаритов с первой половины XI века. 

Течение низаритов возникло после первого крупного раскола исмаилитов. Ал-Мустансир, правитель государства Фатимидов, в котором исмаилизм исповедовался в качестве официального религиозного учения, лишил своего старшего сына Низара права на наследование престола в пользу его младшего брата Ахмада. После смерти отца Низар вступил в борьбу с могущественным визирем ал-Афдалем, который поддерживал Ахмада.

Соперничество за власть закончилось поражением Низара, который был пленен и казнен в 1095 году. Ахмад был провозглашен правителем под именем Мустали, однако его власть признали далеко не все исмаилитские общины. Например, исмаилиты Ирана и часть их единоверцев в Сирии приняли сторону Низара. Так исмаилитская община раскололась на два течения, известных под названиями «низариты» и «мусталиты».

Границы Фатимидского халифата / источник фото: runivers.ru

 

Хасан Сабах

Наиболее ярким сторонником Низара был Хасан Сабах, один из крупных проповедников исмаилизма в Персии. Восприняв исмаилитское учение, Хасан отправился на обучение в Каир, где присягнул на верность фатимидскому правителю. Однако из-за придворного конфликта он вынужден был покинуть столицу государства Фатимидов и вернулся в Иран (видимо, причиной конфликта была именно его поддержка Низара).

По возвращении он почти девять лет путешествовал и проповедовал. Именно тогда он задумался о создании опорных пунктов исмаилизма в Персии. Его выбор пал на горную местность Дайлам, которая на протяжении столетий служила убежищем для тех, кого преследовали по религиозным соображениям (в основном — для шиитов). Хасан разработал план захвата горной крепости Аламут, которая после успешного взятия стала центром исмаилитского государства в Иране.

 

Таинственные убийцы

Хан Хулагу разрушает крепость Аламут, фрагмент монгольской миниатюры XVI века / источник фото: wikipedia.org

До захвата Аламута исмаилиты в Иране находились на осадном положении. Сельджуки, правившие в Персии и владевшие большинством территорий формально существовавшего Аббасидского халифата, в условиях борьбы с Фатимидами делали ставку на собственную суннитскую правоверность. Поэтому с исмаилитами на территории Сельджукского государства велась как вооруженная, так и идеологическая борьба. 

После раскола среди исмаилитов низариты также лишились поддержки из Каира, столицы государства Фатимидов. Поэтому взятие Аламута и ряда других крепостей ознаменовывает новый период в истории низаритов — время открытого сопротивления властям. В борьбе с Сельджуками Хасан Сабах и его наследники приняли на вооружение тактику индивидуального террора. 

Причина такого решения вполне прозаична: у набиравшей силы общины низаритов попросту не было человеческих ресурсов для военных столкновений с правительственными войсками. Убийства совершали специально обученные люди, которых называли фидаи («жертвующие», араб. fidā’ī). Сообщения о масштабах низаритского террора разнятся — происмаилитские источники эти цифры занижают, а антиисмаилитские, соответственно, завышают. Убийство знаменитого визиря Сельджуков Низам ал-Мулка — одно из наиболее известных убийств, совершенных фидаи.

Стоит заметить, что террор действительно принес дурную славу низаритам Аламута — многие политические противники в регионе стали пользоваться этим методом для устранения своих конкурентов, а обвиняли в этих убийствах таинственных ассасинов.

Хасан Сабах / источник фото: wikipedia.org

 

Старец горы

Сирийская община низаритов достигла наибольшего расцвета под руководством Рашид ад-дина Синана (ум. 1192). При нем исмаилиты стали одними из ключевых игроков в войнах мусульман с крестоносцами, а о таинственных «одурманенных убийцах» узнали европейцы. Интересно, что во время Крестовых походов низариты часто выступали в союзе с европейскими завоевателями, так как главными соперниками считали суннитов из династии Айюбидов.

Сам Рашид ад-дин появляется в латинских источниках под именем «старец горы» (Vetulus de Montanis), что является переводом арабского šayx al-jabal. Такое прозвище Рашид ад-дина неудивительно — основными форпостами низаритов были труднодоступные горные районы. Образ таинственного и могущественного повелителя ассасинов во многом основан на путаных сообщениях как о самом Рашид ад-дине, так и его «коллеге» из Аламута Хасане Сабахе.