«Эта гробница великого Султана, милостивого хакана Эмира Тимура Гургана; сына Эмир Тарагая, сына Эмир Бергуля, сына Эмир Айлангира, сына Эмир Анджиля, сына Кара Чарнуяна, сына Эмир Сигунчинчина, сына Эмир Ирданчи-Барласа, сына Эмир Качулая, сына Тумнай Хана. Кто желает узнать дальше, да будет тому известно: мать последнего звали Аланкува, которая отличалась честностью и своей безукоризненной нравственностью. Она однажды забеременела от волка, который явился к ней в отверстие комнаты и, приняв образ человека, объявил, что он потомок повелителя правоверных Али, сына Абу Талиба. Это показание, данное ею, принято за истину. Достохвальные потомки ее будут владеть миром вовек». Эта надпись начертана на надгробной плите Тимура (1336-1405), одного из величайших завоевателей в мировой истории. Будучи выходцем из племени Барлас, участвовавшего в завоевательных походах Чингисхана, сам Тимур мечтал повторить путь основателя самой крупной континентальной империи в истории человечества.

Скульптурный портрет Тамерлана (реконструкция антрополога Михаила Герасимова) / источник фото: wikipedia.org

 

Загадочное прошлое

Как и во многих других случаях, нам мало что известно о детстве великого завоевателя. В источниках, написанных при наследниках Тимура, приводится его дата рождения: 25 число месяца шаʻбана 736/7 годов по лунной хиджре (8 апреля 1336 года). Впрочем, вряд ли ее можно воспринимать как исторически достоверную. Во-первых, Тимуриды были чрезвычайно увлечены астрологией как одним из методов обоснования своей легитимности — поэтому даты рождения многих правителей этой, а впоследствии и других династий, взявших на вооружение этот инструмент, задним числом подстраивались под астрологические события, считавшиеся удачными. А во-вторых, этот год совпадает с годом смерти последнего представителя монгольской династии Ильханидов.

«Тимур перед битвой» (фрагмент миниатюры XV века) / источник фото: metmuseum.org

По той же самой причине не стоит всерьез воспринимать историю о происхождении Тимура одновременно от «Аланкува» (Алан-гоа), легендарной прародительницы монголов, и потомка Али, первого шиитского имама. Цель здесь была очевидна — «породнить» великого завоевателя с Чингисханом с одной стороны и с потомками Али с другой.

Первые исторические упоминания о Тимуре относятся к 1360 году, когда в Мавераннахр, западную часть распавшегося Чагатайского улуса, вторгся правитель Моголистана, восточной части улуса, Туглук-Тимур. Стоит заметить, что имя «Тимур», переводящееся как «железный», было достаточно распространенным и до появления его самого знаменитого носителя. Глава племени Барлас Хаджи-бег был вынужден покинуть эти территории, а Тимур, уже имевший достаточно большой вес среди соплеменников, получил его титул. Справедливо заметив, что сражаться с превышающими в численности вторгшимися войсками бессмысленно, Тимур решил не вступать в бой, но в отличие от своего предшественника не сбежал, а впоследствии получил разрешение на управление вверенными Хаджи-бегу землями.

 

Восхождение

Мавзолей поэта Хаджи Ахмеда Ясави, построенный по приказу Тамерлана / источник фото: wikipedia.org

Стремясь отделиться от влияния правителей Моголистана, Тимур заключил союз с эмиром Хусейном, внуком бывшего правителя Мавераннахра. Соглашение было не слишком успешным — в 1362 году новоиспеченные союзники были взяты в плен туркменскими племенами и провели в заточении 62 дня, после чего были отпущены и даже снабжены достаточным для путешествия провиантом. К этому же периоду относятся события, связанные со знаменитым прозвищем Тимура. Во время сражения в Систане он был тяжело ранен в ногу, отчего стал хромым, а к его имени стали прибавлять соответствующий эпитет (перс. lang, отсюда Tīmūr-e lang, «Тимур хромой», от которого произошло имя «Тамерлан»).

Несмотря на все злоключения, Тимуру и Хусейну, в конце концов, удалось одолеть своих врагов и захватить власть в Мавераннахре. Последний стал эмиром этой территории, а первый — его правой рукой. Союз их был удивительно непрочным: Тимур интриговал против сюзерена, но при этом по первому зову выступал с войском против его соперников. Сначала он вызвался подавить восстание Кей-Хосрова, одного из важных местных правителей, но на деле породнился с ним. В 1370 году Кей-Хосров присоединился к войску Тимура и после взятия Хусейна в плен, последний позволил своему нынешнему союзнику умертвить бывшего, воспользовавшись правом воздаяния за кровь. Впрочем, Кей-Хосров быстро приобрел статус «бывшего» и был казнен.

 

Великий эмир

Гур-Эмир – мавзолей Тимура и его потомков в Самарканде / источник фото: wikimedia.org

После поражения Хусейна и взятия Балха, бывшего главным его опорным пунктом, Тимур объявил о созыве курултая. На нем Тимура избрали верховным эмиром — ханом он стать не мог, поскольку не обладал достойным происхождением. Однако заключенный им брак с женщиной чингизидского происхождения позволил ему прибавить к своему имени почетный титул «Гурган» (зять правителя). Тем не менее, эмиры захваченных им территорий принесли ему присягу, официально при этом признавая власть Суюргатмыш-хана, бывшего потомком Чингисхана. Сам же великий завоеватель довольствовался титулом великого эмира. Столицей нового государства был выбран город Самарканд.

Понимая важность укрепления собственного авторитета не только путем силы, Тимур стремился заручиться поддержкой духовенства. В частности, в 1370 году, в разгар борьбы с Хусейном, Тимур приобрел нового духовного покровителя — сейида (потомка пророка Мухаммада) по имени Береке. При описании курултая, на котором завоеватель был избран великим эмиром, вместе с Береке были упомянуты также сейиды из города Термеза. Эта троица сохраняла свое влияние в государстве Тимура до конца его царствования.

Границы империи Тимура в 1405 году / источник фото: wikipedia.org

Таким образом, безвестный представитель племени Барлас, которому за его короткую жизнь несколько раз грозила смертельная опасность, сумел не только силой и хитростью подчинить себе местных эмиров. Тимур понимал, что легитимность ему могут обеспечить родственные связи и поддержка выдающихся представителей духовенства. И добившись этих целей, он был готов повторить путь Чингисхана.

 

Материалы по теме:

Триумф Тамерлана: как «Железный хромец» создавал свою империю 

Древняя монгольская столица в иранской глуши