В любой социальной ситуации, будь то покупка продуктов в ближайшем магазине или же ядерные переговоры, поведение иранцев диктуется совершенно особой формой этикета под названием «таароф». Журналист «Би-би-си» Джулиана Вейл попытался разобраться в тонкостях этого вездесущего иранского обычая.

«Бефармаид», — говорит Фатиме и, делая пригласительный жест рукой, настаивает, чтобы я взяла добавку.

В этот день, когда моя прекрасная иранская хозяйка пригласила меня разделить ужин с ней, её матерью, двумя дочерями и сыном, я уже была готова впервые применить свои навыки «таарофа». Устроившись прямо на традиционном персидском ковре с его безупречными изъянами, мы ели «сабзи поло махи» (рис с пряными травами, подаваемый с рыбой), вкусный, что пальчики оближешь. И вот мне страшно захотелось добавки, но я знала, что прежде чем согласиться положить себе ещё я должна несколько раз категорически сказать нет.

"Таароф" означает затейливое искусство иранского этикета, согласно которому истинное значение сказанного не заключается в произнесенных словах, а находится где-то за их пределами / источник фото: mehrnews.com

До того, как я посетила Иран, я никогда не слышала о «таарофе». Это персидское слово арабского происхождения означает затейливое искусство иранского этикета, согласно которому истинное значение сказанного не заключается в произнесенных словах, а находится где-то за их пределами. «Таароф» — это едва различимый социальный танец, в котором участники по очереди делают шаг вперед и назад, так и не решаясь выйти на первый план.

Во вселенной «таарофа» вежливость занимает особое место. Во имя него люди отказываются от того, что отчаянно хотят получить, говорят то, что не имеют в виду, выражают эмоции, которые на самом деле не чувствуют, приглашают к себе домой, хоть вовсе этого не хотят, и предпочитают горькой правде сладкую ложь. Так они парадоксально пытаются выдать действительное за желаемое, но сами в этом не признаются.

Однажды я ехала в тегеранском такси. Еще до начала поездки мы с водителем, предварительно отчаянно и долго поторговавшись, сошлись в цене — 250 тысяч риалов. Однако когда мы добрались до места, таксист отказался брать с меня деньги.

«Габели надаре», — сказал он, давая понять, что ни за что не возьмет с меня денег. При этом он широко улыбался.

ِВодитель такси в Тегеране / источник фото: mehrnews.com

Я почесала макушку и снова протянула ему купюры. Он опять отказался. В конце концов, я сдалась, поблагодарила его по-персидски и, широко улыбнувшись в ответ, вышла из машины. «Как прекрасно!» — подумала я, не веря собственному счастью.

«Это был обычный „таароф“, — объяснил мне позже мой иранский друг Реза. — Конечно водитель был уверен, что ты ему заплатишь — просто надо было ещё несколько раз настойчиво предложить ему деньги, он просто демонстрировал свое уважение к тебе». «Есть неписаное правило — прежде чем согласиться на что-то, надо два или три раза отказаться: только после этого можно прямо сказать, чего ты на самом деле хочешь и при этом не показаться грубияном, — продолжал он. — Вежливость вежливостью, а платить в конце все-таки нужно». 

Слова Резы ещё долго не выходили у меня из головы. Интересно, тот таксист все ещё такой же улыбчивый?

Несмотря на то, что разные формы декоративной вежливости существуют по всему миру, «таароф» заметно от них отличается своей сложностью и повсеместностью.

Так, уважаемый иранцами «таароф» диктует им правила поведения в любой социальной ситуации — будь то покупка продуктов в ближайшем магазине или переговоры о ядерном соглашении. Несмотря на то, что «таароф» — практика, безусловно, позитивная и демонстрирующая взаимное почтение, некоторые люди пытаются нагло воспользоваться щедростью другого и таким образом превращают «таароф» в орудие манипуляции. Иранцы осуждают такое поведение, так как оно говорит о высокомерии человека.

"Таароф" уравнивает собеседников / mehrnews.com

«На мой взгляд, ключевая идея „таарофа“ — это попытаться поставить себя в максимально неудобное положение, — говорит профессор антропологии Университета Миннесоты и эксперт по Ближнему Востоку Уильям О. Биман. — Иранцы таким образом занижают свой статус, восхваляя при этом своего собеседника».

Удивительно, но в иранском обществе с его четкой социальной иерархией такое поведение «обеспечивает социальную стабильность, так как „таароф“ уравнивает собеседников».

Иран отличается от других стран Ближнего Востока. Причиной тому — персидское самосознание, тщательно оберегаемые традиции, язык и богатейшее искусство страны, особенно её литература. Руми, Фирдоуси, Хафиз и Омар Хайям — этих персидских поэтов и по сей день с упоением читают как на Востоке, так и на Западе. «Наш главный праздник — Ноуруз [иранский новый год], мы говорим на персидском языке, в нас течет персидская кровь и душой мы персы — этого не изменить», — говорит Реза.

«„Таароф“ отражает саму сущность иранского народа, в нашей культуре считается невежливым прямо говорить о своих чувствах и желаниях», — говорит иранская художница Фереште Наджафи. «Иранцы придают огромное значение добрым словам, может быть это оттого, что сам персидский дух очень поэтичен по своей природе, — продолжает она. — Большинство наших мыслителей — поэты, большинство из них писали много веков назад, и полный добра и нежности язык их произведений с помощью книг перекочевал и к нам». 

Ещё одна важная составляющая иранского культурного наследия — гостеприимство. К гостю в Иране относятся, как к члену королевской семьи. С гостем иранцы готовы поделиться тем, чего им самим не достает, готовы ради него потратить последние деньги — и это чистейшая форма «таарофа».

Ещё одна важная составляющая иранского культурного наследия — гостеприимство / источник фото: flickr.com, автор фото: Hamed Saber

Если вы просто зайдете к иранцу на чашку чая, то он, скорее всего, уговорит вас остаться на ночь. Если попросите прохожего подсказать вам дорогу, вместо короткого объяснения, брошенного на ходу, вы получите личную экскурсию. Так как иранцы по своей природе предельно вежливы, граница между искренним приглашением и просто вежливым жестом может быть едва уловимой.

«Вы можете прямо попросить человека не использовать „таароф“, — говорит Фатиме. — Иногда это работает, иногда нет — ведь сама эта просьба может быть воспринята как „таароф“». Между тем, Фатиме в первые минуты нашего знакомства попыталась предложить мне остаться у нее на ночь и поспать на её кровати, а сама хотела расположиться на полу.

В действительности, «таароф» не должен быть похож на «таароф». Чем он незаметнее, тем лучше. Если вы сомневаетесь, как себя вести в какой-либо ситуации, то просто запомните — нужно ставить потребности другого человека выше ваших собственных. Если вам удастся это почувствовать, то считайте, что «таароф» вы освоили.

 

Источник: BBC.COM